?

Log in


ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

ДЕНЬГИ ДЛЯ ДАШЕНЬКИ

Расказ Владимира Калуцкого «Святотать»

Этот рассказ необычен не только своим названием. Тема святотатства, как и образы священнослужителей — исключительная редкость в нашей литературе. Однако, сюжет рассказа самым естественным образом сочетает судьбу священника Иннокентия Зотова с миром, весьма далёким от служения Богу, от исполнения Христовых заповедей.

Автор показывает столкновение добросовестного батюшки с непримиримой реальностью, царящей за оградой храма. С тем самым миром, судьба которого, так или иначе, зависит от наличия материальных ценностей.

На сегодняшний день мы настолько уже привыкли к словосочетанию «дорогостоящая операция», что даже не вникаем в его, по сути дела, жутковатый смысл. А ведь именно об этом напоминает нам в своём рассказе Владимир Калуцкий…

Представьте, уважаемый читатель, только на одну минуту, что вам, или вашему ребёнку, вдруг станет необходимой и срочной некая медицинская операция. Если её не сделать, всё окончится трагически. Но чтобы спастись или спасти, вам необходима астрономическая сумма денег, какую вы, по сути, и в руках не держали. И что делать? Как быть?...

Герой рассказа, отец Иннокентий, поставлен перед фактом… Его прихожане, супруги Тонковы пришли к нему за помощью: их пятилетняя дочка Дашенька лежит в больнице. Нужна срочная операция, нужны деньги… И вот, чтобы как-то помочь, священник идет на крайние меры.


Читать всю статью на Литературной Белгородчине

Страница Галины Слёзкиной на ЛБ

Страница Владимира Калуцкого на ЛБ



Сергей Кара-Мурза справедливо размышляет:


В строительстве жизнеустройства СССР, на фронтах и в тылу Великой Оте­чественной войны, в восстановлении страны люди были едины, и раны закрылись. В 30-е годы дети красных и белых женились без камня за пазухой. Гражданская война ушла в предание. Над созданием этого предания трудились школа, литература, кино и старики. Перестройка, а затем «антисоветская революция» всеми средствами создавали трещины и расколы в народе и обществе – надо было отвлечь население от приватизации. И добились распада страны и общества, а заодно культуры и хозяйства! Из небытия вышли «внуки Февраля», их накачали духом реванша, активировали – и вновь складываются враждебные общности, которые расходятся по разным дорожкам и становятся непримиримыми. На Украине в большой инсценировке воспитали «внуков Бандеры», а где-то ещё чьих-то «внуков». Опять кровь и ненависть, как и в Гражданской войне, с помощью западных интервенций и «политтехнологий». Сейчас на подготовку ушло 25 лет – и добились: Москва и Киев на грани войны. Прослойка деструктивных радикалов мала, но её разрушительный потенциал велик.

Складывается впечатление, что академики и чиновники просто не представляют, какое потрясение в символической сфере они заваривают. Например, А.О. Чубарьян уверен, что «история революции 1917 года сегодня – это тема для дискуссии как между профессионалами в истории, так и в обществе».

Ну какие сейчас могут быть «дискуссии между профессионалами в истории и в обществе»? Это профанация. В среде профессионалов и в истории, и во всем обществоведении доминирует ориентация не на истину (как в науке), а на нравственные ценности (как в идеологии и, шире, в натурфилософии). Именно дефицит объективности и беспристрастности был важной причиной краха как Российской империи, так и СССР. Ныне кризис методологической платформы гуманитарной интеллигенции ещё более углубился.

А объективного анализа двух наших революций от широкой публики уж тем более ожидать нельзя. Видный социолог так определяет состояние общества (2012): «Общество постепенно отучили размышлять. Эта усиливающаяся тенденция принимается без возражения и им самим, так как осознание происшедшего приводит к глубокому психологическому дискомфорту. Массовое сознание инстинктивно отторгает какой-либо анализ происходящего в России».

В прессе появились туманные исповедальные сентенции типа: «И у красных своя правда, и у белых своя правда. У всех есть своя правда – вот мы эти правды будем уважать, и все примирятся!» Что это такое? Кто это придумал? Ведь понятие «правда» в таком контексте – грубая демагогическая метафора. Ах, у грабителя своя правда, но и у ограбленного тоже есть своя правда! Каждый уважает чужую правду, значит, они примирились. Что у нас с культурой, в какое Зазеркалье она свалилась? Теперь ещё предлагают понять «правду жертв» и «правду победителей». И как мы будем укреплять гражданское согласие их правнуков? Зачем эти софизмы?

Чтобы успокоить вековые раны и обиды, не надо читать в сердцах и выпытывать у людей правду их предков. Разумно перевести разговор в плоскость рациональных понятий, тогда и можно будет разным общностям приблизиться к объективной картине. Общий язык понятий, логика и мера на время утихомирят страсти и позволят людям связать 1917 год с 2017 годом, а главное – взглянуть в будущее. Это наша национальная задача.

Сергей Кара-Мурза. Что теперь делать с этим юбилеем

С днём рождения, Маруся!



МАРУСЯ БОГОМОЛОВА

МЕМЕНТО МОРИ - 2

пока поэт протирает брюки
в поисках рифм подходящих,
душой между адом и раем,
ОНА, смеясь, зубами постукивает,
колотит ящик:
"ну, что, поиграем?" -

в глаза хохочет
и улюлюкает:
"прости, слегка перекошено.
такой же, как эта, ночью
тебя в него убаюкаю,
красивого и хорошего.

о чем гитарка играла песенки?
что сделал? кого любил? -
подытожится.
взойдешь иль покатишься вниз по лесенке?
как думаешь, избежит раскаленных вил
твоя молодая кожица?

так... гвоздик, лобзик и долото "
поправила волосы,
одернула платье.
"не избежать тебе, золотой,
(приятным голосом)
ни остановки твоих кровей,
ни поцелуя промеж бровей,
НИ ХЛАДНЫХ МОИХ ОБЪЯТИЙ!"

2013

В контакте



ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

СОНЕТЫ

Журнал «Звонница» (2012)


СОНЕТ 1

Читала Бунина стихи, читала Бунина рассказы,
Сидела днями у реки и небо видела в алмазах.
С бедою примирясь своей, не ведала я бед страшнее,
Приникла к Родине своей, и не было её роднее.

Любила я её стога и черноту весенней пашни,
И кто сказал бы мне тогда, что станет былью день вчерашний.
Но вот нагрянула беда, напоминая злые войны,
Ведут колхозные стада, как пленников ведут... на бойню.

И дикий материнский вой над разорённою деревней,
Неузнаваем край родной, такой непобедимо древний!
Моя родная сторона! Где ж праздники твои, где гости?
Стоят забитые дома, а их владельцы — на погосте.

Вандалы просят зрелищ, хлеба, жирея на беде людской,
Нависло пасмурное небо над заболоченной рекой.



СОНЕТ 2


До безумья люблю деревенские сени,
Мне в названии чудится быль старины.
Сквозь густой виноградник, бросающий тени,
Отражается в стёклах сиянье зари.

Сени-сени! До боли созвучье родное!
В нём Есенин и Пушкин в едино сплелись.
Сени... сено. И шумные сборы в ночное,
И костёр у реки, и небесная высь.

Обвалилось крыльцо, покосились и стены,
Я у тёмного лика безмолвно молюсь:
«Боже, Боже, оставь, сохрани наши сени,
Защити и помилуй страну нашу Русь».

И как будто пред гробом встаю на колени,
И сжимает мне сердце безмерная грусть.



СОНЕТ 3

Неужто приняла тебя земля?!
А вдруг ты превратился в журавля?
И плаваешь, паришь среди небес,
Как (помнишь?) пел любимый твой Бернес.

Как ты, бледнея, слушал «Журавлей»,
Отведавший кровавых тех полей.
И чудится в безумье тишины,
Что ты не умер — не пришёл с войны.

И не было счастливых долгих дней,
Когда ты жил, растил своих детей.
Вновь снятся мне кровавые поля,
Убитый превратился в журавля...

Терзает память, вновь смотрю я ввысь,
Родной, хоть журавлём ты мне явись.
Прошло уж много долгих зим и лет,
Но память вечна и забвенья нет.



Читать всю подборку на Литературной Белгородчине

Страница Галины Слёзкиной на ЛБ

Журнал «Звонница» № 16 (2012) скачать PDF или смотреть содержание на ЛБ





АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЙЧЕНКО (1956-2012)

ПОЛЯ УСТАЛИ ВОЕВАТЬ



*  *  *

Февраль. Над пажитью летают
Грачи — предвестники весны.
А там, за морем восклицают:
Поля — раздолье для войны.
И потому, мой друг, с тобою
Мы бережём их ширь и гладь.
Во все века между собою
Поля устали воевать.



*  *  *

Живу на этом белом свете,
Где крохи света и тепла,
Чтоб обездоленной планете
Добро нести, как та пчела
Нектар от яблони-ранета
Несёт с утра и до темна,
Чтоб наложить земное вето
На слово страшное — война.
Смотрю на игры детворы,
На «поле боя» их — луга,
Где подаёт до сей поры
Свой голос Курская дуга.


РОССИЯ

Не всё протекает водой —
Смекаю я и подмечаю,
Закаты, рассветы встречая,
С последней и первой звездой.

С тобою и радость и плачи
Делю — не в угоду Москве.
Россия, служа лишь тебе,
Я чувствую — что-то я значу.


Страница Алексея Алексейченко на Литературной Белгородчине



АНДРЕЙ НЕДАВНИЙ

Поэт, музыкант. Живет в Ставрополе. Участник Форумов молодых писателей в Липках (2004, 2008, 2009) и первого Форума переводчиков в Звенигороде (2015). Публиковался в журналах «Литературный Кисловодск», «45-я параллель», «Белый ворон», «Новая реальность», «Плавучий мост», в «Литературной газете», «Независимой газете». Участник коллективных сборников «Новые писатели» и «Каталог лучших произведений молодых писателей» (по итогам Форумов молодых писателей 2010) и «Московский год поэзии». В 2013 году вышла первая книга стихотворений «Арфистка эолова». Один из основателей известной ставропольской литературной группы «Кавказская ссылка» (2011).

РЫБА ГРУСТИ


* * *

Осмотришься кругом — стоит жара,
И запах лип в окно вплывает сладко,

Дорога мимо старого двора,
А рядом «Фрукты-овощи» палатка.

Горячий воздух оседает с крыш,
И птичьи голоса — почти что мантра.

Мой маленький, мой внутренний Париж
С провинциальным отблеском Монмартра.

 

* * *

Еще дана тоска в довесок
К обычности. С изюмом плов.
Шуршанье летних занавесок
И песнь любовная без слов.

Там сквер училища в закате
Своей улыбкой осветит.
И девочка на самокате
Нагуливает аппетит.

Белокирпичная общага,
Забор, которому сто лет.
Все узнается с полушага,
Как старой песенки куплет.


* * *
 
1

Про бездельников, про покойников —
Про кого же еще?

Это прошлое с подоконника
Машет черным плащом.

Эта улица новым праздником
Обманулась вчера.

Никогда не хожу к одноклассникам
На февральские вечера.

 

2

Я тайком от себя понимаю:
Что-то в жизни не так.

Ни в нирвану не верю, ни в майю,
Отдаю за пятак

Все, что слышал, что чувствовал кожей,
Что к себе призывал.

Как с озноба в убогой прихожей
Я тебя целовал.


* * *

И тихо я сидел на табурете,
И под машинку подставлял виски,
И девочка из рода Капулетти,
К спине моей прижав свои соски,
Меня волос лишала. Исподлобья
Я в зеркало отчаянно смотрел,
Как правою она водила бровью,
Как пухлый рот помадою алел,
Как за прозрачностью ее халата
Таились обнаженные черты,
Как стрелка шла по кругу циферблата,
Заканчивая детские мечты.


Читать всю подборку в Журнальном зале



ВЛАДИМИР МОЛЧАНОВ

В РУССКОМ НЕБЕ СВЕТЛО И БЕЗБРЕЖНО

Венок сонетов

В журнале «Звонница» (2012)

           Надежда – последнее,
           что умирает в человеке…
                         Диоген



1.

Умирает последней надежда,
Но её хоронить не спеши,
Пусть она остаётся, как прежде,
В глубине онемевшей души.

Пусть лесов обветшают одежды,
Отшумят у реки камыши.
Перед тем как закроются вежды,
Безнадёжность в себе заглуши.

Пусть заснут все ветра беспробудно,
Снова их бушевать не зови.
Как бы ни было больно и трудно,

Всё же мужество ты прояви.
Умирает надежда подспудно —
Перед смертью её позови.



2.


Перед смертью её позови,
Как надежду и веру, Россию,
Чтобы смог с ней дождаться мессию,
Всем смертям вопреки ты живи.

И любовь ко Христу прояви,
Чтобы сгинули бесы в бессилье,
Те, которых у нас — изобилье,
Те, кто топит Россию в крови.

И не бойся их злого суда.
Не скупясь на добро никогда,
Верь: спасение наше — в надежде.

И отхлынет беда, как вода,
Не останется даже следа
И сегодня, и завтра, как прежде.

3.


И сегодня, и завтра, как прежде,
Пред Россией душой не криви,
Не пятнай её чистой одежды,
Не предай её светлой любви.

Ни за что не поверю — хоть режьте! —
Да и ты душу зря не трави,
Что спасёт нас (вы грешных не тешьте)
От грехов наших Спас на Крови.

Унывать всё ж нельзя и не надо,
Ты осилишь любую преграду,
Лишь мгновенье своё улови.

Чтобы жизнь стала высшей наградой,
Ты надеждою душу порадуй,
Каждый день, как остатний, живи.


Читать всю подборку на Литературной Белгородчине

Страница Владимира Молчанова на ЛБ

Журнал «Звонница» № 16 (2012) скачать PDF или смотреть содержание на ЛБ



Умер Евгений Кислицын...

В 1990 году мы с Антоном Петрашевским решили махнуть на вторую Оскольскую лиру, которая планировалась на берегу водохранилища. Поехали поездом, тогда ещё ходил такой: Белгород — Старый Оскол. Приехали в полночь, никого знакомых не нашли, а мобильников тогда еще не было. Взяли на вокзале буханку хлеба и банку воронежской закуски, просто больше ничего там не было. И решили добираться до водохранилища. Мужик на почтовой машине отвёз нас на берег и мы стали искать место. Увидели вдали костёр и пошли на него. Это и было место будущего фестиваля. А человек у костра и был Полтинник. Он был послан стеречь место. Как настоящий часовой, он стоял на посту, хотя про него все забыли. Он нам обрадовался, кажется, больше, чем мы ему. А надо сказать, что это была среда... И только в пятницу стал собираться народ. А мы всё это время стойко выживали на холоде и почти без еды. Но Женя так и не ушёл с поста...

Две недели назад не стало Антона, теперь вот и Женя ушёл вслед... Будем помнить...

Все подробности на его страничке в Фейсбуке



На очередном заседании литературной студии «ПроБел» (18.02.17) новыми жертвами поэтических разборок стали Соня Сай и Никита Ракитянский. К счастью, жертвы остались довольны исходом их заклания и благодарили всех за высказанное мнение. Как всегда, был хорошо подготовлен к баталии Максим Бессонов. Он заранее подготовил набросок своих рассуждений и замечаний. Очень не хватало Николая Давыдова с его дельными советами. Но никто из присутствующих не отмолчался и внёс свою долю в общую корзину советов, замечаний и претензий.

Опять было многолюдно. Хозяйка Алла Викторовна рассказала о том, что руководство библиотеки выделило специально для студийцев белоснежные чашки. И потому чай-кофе пили уже не из пластика, а из благородной посуды. Чувствуется, как растёт авторитет студии.

Кроме собственно обсуждения рукописей, успели поговорить о поэзии Сыктывкара, о символизме, вспомнили метаметафористов, серебряный и золотой век. Появились новые идеи, такие как, например, пригласить на одно из заседаний поющего художника или позвать кого-нибудь из молодых поэтов Курска или Харькова. Были предложения по написанию стихов на заданные классические размеры и формы. Одним словом, было шумно, весело и поэтически. Главное — те, чьи рукописи рассматривались под критической лупой пишущих каждый по-своему, получили хорошие ориентиры на будущее, а именно — готовя себя к публичным баталиям на слэмах и выступлениях, не забывать о тех, кто привык стихи воспринимать с листа. Чтобы в будущие книги попадали произведения искусства, а не сиюминутные опусы, рассчитанные на одноразовое применение, либо на исключительно авторское исполнение.

Когда время вышло, было жаль расставаться и все дружной поэтической толпой шли вплоть до своих остановок. Уже хотелось снова встретиться...
 

Profile

Пасха2008
g_gumbert
Виталий Волобуев

Latest Month

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow