Виталий Волобуев (g_gumbert) wrote,
Виталий Волобуев
g_gumbert

Categories:

Сергей Есенин. Песнь о хлебе

 

Читая Есенина, наткнулся на стихотворение, которое прежде как-то проскакивало мимо. А тут вдруг почувствовал, как жестоко поэт описал процесс выращивания и изготовления хлеба. После таких строк кажется кощунством прикасаться к пахучим ломтям.

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН

ПЕСНЬ О ХЛЕБЕ

 Вот она, суровая жестокость,
 Где весь смысл — страдания людей!
 Режет серп тяжёлые колосья,
 Как под горло режут лебедей.

 Наше поле издавна знакомо
 С августовской дрожью поутру.
 Перевязана в снопы солома,
 Каждый сноп лежит, как жёлтый труп.

 На телегах, как на катафалках,
 Их везут в могильный склеп — овин.
 Словно дьякон, на кобылу гаркнув,
 Чтит возница погребальный чин.

 А потом их бережно, без злости,
 Головами стелют по земле
 И цепами маленькие кости
 Выбивают из худых телес.

 Никому и в голову не встанет,
 Что солома — это тоже плоть!..
 Людоедке-мельнице — зубами
 В рот суют те кости обмолоть.

 И, из мелева заквашивая тесто,
 Выпекают груды вкусных яств…
 Вот тогда-то входит яд белесый
 В жбан желудка яйца злобы класть.

 Все побои ржи в припёк окрасив,
 Грубость жнущих сжав в духмяный сок,
 Он вкушающим соломенное мясо
 Отравляет жернова кишок.

 И свистят по всей стране, как осень,
 Шарлатан, убийца и злодей…
 Оттого что режет серп колосья,
 Как под горло режут лебедей.

 1921

Выходит, что шарлатаны, убийцы и злодеи потому свистят по всей стране, что питаются трупами колосьев, подвергнутых жестокому избиению. Ничего себе картина! Раньше такое я слышал только от вегетарианцев. Но они-таки относили это к животным. А тут самое святое — хлеб... Похоже, что таким образом поэт высказал своё отношение к гражданской войне, которая всё ещё продолжалась в России. А может быть, поводом к написанию явилось отношение к хлебу ресторанной публики, которой поэт часто читал свои стихи. Может быть он хотел донести до них цену хлеба, которую знал с детства. Кто знает...



Просто вспомнил, что у меня тоже есть стихотворение, где я пишу нечто похожее, хотя и менее трагичное, по сравнению с классиком. Однако, какая-то перекличка всё же чувствуется. Я ведь тоже иногда считаю себя последним поэтом деревни...

ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ

* * *

Скошенное поле, брошеное поле —
Срезали колосья, отняли детей,
Хоть бы поскорее запахали, что ли,
Поле после жатвы — нет его пустей.
Сеет мелкий дождик — это небо плачет,
Накрывает поле серой пеленой,
Но и мгла сырая наготы не спрячет,
Знать, судьба такая стороны родной.
Всюду запустенье, скошено и сгнило
Все, что возрастало, колос или храм,
Лишь осталась поля вековая сила,
Что еще послужит неразумным нам.

1990

Нашёл я перекличку с этим стихотворением и у Ларисы Пономарёвой. Если у меня колосья названы детьми, то у неё стихи про мельницу и косточки:

ЛАРИСА ПОНОМАРЕВА

* * *

Словно крылья мельницы
Дни и ночи вертятся.
Руки, ноги, голова
Попадут под жернова.
Мельник, старый и седой,
Перемелет нас с тобой.
Затрещали косточки,
А муки — ни горсточки.

1997

Вот так бродят в стихах какие-то сюжеты, рождённые в другое время, другими авторами и ты сам даже не догадываешься, что мыслишь одними образами с классиками. Образами, которые вошли в тебя с раннего детства, когда ты впервые соприкоснулся с творчеством великих, и которые потом навевают тебе совсем другие стихи.

А вот на хлеб теперь посматриваешь с каким-то щемящим чувством...

Tags: Классики, Поэты, Стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments