Виталий Волобуев (g_gumbert) wrote,
Виталий Волобуев
g_gumbert

Categories:

Александр Филатов. В автобусе



АЛЕКСАНДР ФИЛАТОВ (1943-1988)

В АВТОБУСЕ
Рассказ

— И куда это он только гонит — всё в грудях захолонуло.
— Эт что! Вот утром, самошедший, чуть не побил.
— На базар ездила?
— Лук возила.
— И почём?
— Копейки... Никакой выручки. Разве теперь за колхозами угонишься? Поливала, поливала. Одной водой задушилась, а выручила — боже что негоже. То местовое, то автобус, то булочек опять же взяла…

— Я слыхала, что сейчас на цветах только и выручка. Вон Васина хозяйка вчера выскочила к дому, где молодые легистрируются, так цветы те чуть с руками не оторвали.
— Подумать только! Да кому ж они нужны?
— Молодым, понятно. Это ж не то, что мы выходили... Васина хозяйка полсотню выручила.  И все там, где легистрируются.
— Дурные деньги — на свои не раскупишься...

— Эй, шофер, да едь ты побыстрей! Тянешься, как в оглоблях... И так опаздываем уже. Черт знает, что!
— Куда тебе спешить?
— Дорога, видишь, какая — башкой думай!
— И так дурно!
— Успеем!
— Не слушай его, шофер.
— Умник нашёлся...
— Ай-я-яй!
— Управишься на тот свет, туда не опоздаешь... Так у Васи, говоришь, была?

— Попроведала... Скучно-то одной среди четырёх стен.
— Стены едят... Как же — невестка?
— Смирилась! Ничего теперь.
— Называет?..
— Шагу не ступнёт,  всё — мама да мама...
— А моя не покорилась... Шурка и бил её. Не буду, говорит, ведьму твою называть. У меня, говорит, родная мать есть... И это в благодарность за то, что троих ей выглядела!
— И бил-таки?
— Как же, рученьки прибил, а она ни в какую... Да ты знаешь ихнюю заводину — вся в мамушку пошла.
— А моя — ничего, одумалась,  я её, правда, не видела, но Вася рассказывал,  что шагу не ступнёт, а уже — мама да мама...
— Куда ж это она завихрилась?
— К подруге какой-сь поехала.
— А?

— Э-гей! Серега, дай глотнуть — в горле пересохло. Слышь, не жмотничай,  будь кентом! Весь город излазил — одно ситро да прошлогодний квас... Где? Понял! Но назад же не поедешь из-за пива.
— Рупь и копу...
— Чего орёте? Человек больной едет — не видите?..
— Больной пускай дома лежит...

— А редиску не продавала?... Я тоже последнюю вырвала. Васе почти ведро отвезла — они там разные салаты выдумляют... Курочку — тоже, без гостинца не поедешь... Да она у меня с прошлого лета не неслась, зажирела, как гусыня — весь пупок жёлтый...
— Oй, бабуля, словечками не разбрасывайся! Тут интеллигентные дамочки едут...
— Ну, чего вылупились, чего повернулись? Дикари — и только! Людей не видели!
— Грубиянка, не на тебя ж...
— Да брось ты поворачиваться — это они об новых завклубшах говорят... На прахтику приехали!
 — Я так и подумала... Что ж ты не приценялась к огурчикам? И на погляд не видела. Говорила знакомая торговка, что они есть только у каком-то главном бухвете... А что это за бухвет — не знаю...

— A я купил! Гляди — во какой. Ты, бабка, сроду такого не видела!
— Ух, ты!..
— То ж — гарбуз...
— Кабачок...
— Огурец, дяревня,  Самый настоящий! А ты — кабачок... Во, гляди, рубать буду:  хрусть-хрусть-хрусть... чав-чав-чав...
— Не наш, наверно?
— Конечно, заграничный — китайский...
— Что ж дед говорил, что там — голод!
— Хм... Голод! У них, может, помидоры с твою голову растут, раз огурец такой!
— Я слыхал, что у их рис так густо растёт, что ложись на его — и не сломается...
— На корню?
— На корню... Как стальная щётка!
— Чудеса!
— Брехня...
— Трепло он, этот рыжий. В теплице выращивают эти огурцы. Да они, как трава.
— Ты лучше за дорогой смотри да рули, чёрный сыскался! Брюнет белобрысый...
— Гы-гы...
— Хи -хи ...
— Гы-хи, хи-гы...

— Молодежь пошла — все б им гыкать да хикать. И чего ради?
— Ну их, сотаны! Мой вон совсем бросил учиться... У десятом уже.. Лохмы отпустил. Отца предком называет, а сестру так и не выговорю как.
— Так прямо и предком? Во — деточки пошли...
— Да! Говорит, предок мой родной, троячок мне надо — буховка намечается, погудеть собрались... И, знаешь, отец даёт, своё дитя всё-таки. Да и боимся мы его... Сам-то он вроде и хороший, а вот связался, не дай бог! С Федякой задружил... Одно горе родителям!
— И управы на их нет, страмотьё, лохмачи какие-сь... Бедные матерья с отцами... Мне дед говорит — раньше бороды по степенству носили, а теперь — один страм людской... Я б судила их! Погляди только — сидят и гогочут.  Ещё,  прости господи, и мочу эту хлебают,  бесстыжие, а кадят-то, кадят...

— А у Москве, я слыхал, резину еще жуют.
— Да ты что, Степа, прямо так и — резину?..
— Подметки,  бабка, платформу...
— Не слухай их — резина такая выпускается, для жвачки — дочка не даст сбрехать…
— Да это ж на их резины не настачишься. А я-то, дура старая, калоши шукала... И куда ж они потом — её? Глотают, что ль?
— Может, и глотают.
— И что ж, вкус какой есть?..
— Лучше водки,  бабуля! А главное,  закусь не нужна...

— Чуть не забыла. Меня Вася в столовку водил... Скажу тебе,  суп никудышный, котлетку есть можно, а всё — не своя, жидкая какая-сь, к поднебенью липнет... Зато газированная вода — сла-а-дкая, страсть! Я целую бутылку выпила.
— Какие ж в городе котлеты — мясо внатрусочку, абы для запаха, а остальное — хлеб один. Есть нечего, так только — название, что котлетка... У Польки на свадьбе были — никто не ел, покопались — и бросили...

Одна любила — и та забыла,
А я мальчишечка мА-алоденька-ай
У новенька-ам картузике...

— Дедушка, сядьте. Люди смотрят,  мы ещё не приехали!

А я ма-а-лоденькай мальчишечка-а-а...

— Магомаев!..
— Шаляпин!..
— Пущай поёт! Дуй, дедок!
— Цытъ, сукины дети,  я петь буду:

У новенька-ам картузике
И с цалковенькаам...

— Куда это он ездит кажин день?
— Пензию хлопочет. Говорит, мне тридцатки — мало. Я, мол, персональный пензянер! Я, говорыт, церкву закрывал, принародно Богородице дулю показывал... Да что там — из ума выжил, бог с им, не дожить бы до такого! Теперь унучке прохода не даёт — вези его на комиссию, и всё тут! А она у их девочка хорошая, у институте учится...
— Ну и как?
— Откуда ж я знаю!..
— То ж и палец у него кургузый — отсох... Чтоб не показывал!
— Не смейся, молодой ещё!... В молотилку — попал...
— А я вот тоже пятый раз ездю в больницу, только никакого толку. У меня в справке — третья группа написана, а я знаю, что должна — вторая... Хорошие люди подсказали. Говорю доктору: у меня вторая, а он зараз говорит, что третья... Увежливыя такой! Я, говорит, тетя, и первую бы дал, но не решаю... И рад бы, говорит, дать, но не в правах… Худенький такой, пинжачёк на ём обзёльный — видно, без жинки живёт...

— ... Мама, гля — козы дикие! Вон козы, козы...
— Куда? Автобус перевернёте!
— Куда?
 — Ой!
— Караул!!! Пропадать!.. Ой, пропадать!.
— Ох! Чи стали?
— Тебе родимец...
— Слава тебе господи...
— Вы что — сдурели? Чуть автобус не перевернули...
— Ну, дикари! Козы им — в диковинку! Высади их, шофёр!
— Э-это не мы, это — молодёжь!
— Сиди, бабка, сама ж первая и вскочила!
— Да я ж без умысла — посмотреть...
— А я что — показать!
— Ого-го-го…
— Фрр... фрр... гр... гррр...

— Ты потихоньку теперь едь, шофер.
— Всё масло разлилось...
— Эй, чьи пирожки валяются?
— Да по бубликам не топчись,  слепондя!..
— Разбили?..
— Разбили! Что я мужику говорить буду? Белье дома не стирано...
— Стекло, тётя,  запрещено возить в автобусе!
— Замолчи ты, язык как помело, телёп-телёп... Этим местом теперь окно мне загораживать?..
— Сельского б сюда... Столько в колхозе тракторов, а дорога — чёрти что! Только в «Голосе района» хорошо пишут... Прокатить бы их тут.
— Не сядут!
— То-то, что не сядут — у их легковушки... А председатель и глаз не кажет... Село — неперспективное... А через неделю иди и голосуй за него!
— Тебя б поставили, и ты б был такой — трепаться все горазды...
— И написать куда следует некому.
 — Писали... Только откуда следует в сельсовет же и переслали...
— Эй, вы, политики, билеты не мните и не выбрасывайте — подъезжаем!
— Жулик!..
— Что шепчешь? Вслух скажи!
— Сам говори...
— А чего ж ты — жулик! Не всё равно тебе! Человеку после работы выпить надо, видела — какая дорога!
— Как не позахлебнётесь вы, проклятые! Выпить…  Помешались на водке,  совесть пропили! А потом рейс отменяют — автобус не оправдывает. Не на горбу возит, получку получает... Бесстыжие…
— Ну ты, говоруха, вали со своим билетом знаешь куда... Но смотри мне — возьму я тебя на остановке... На вокзал пёхай! Нашлась законница... Собираешь их по всей дороге, а они ещё умничают!..

— Ж-и-и-и...
— Да тормози ты потише, козёл! Не картошку везёшь!..
— Вот, шофёр, возьмите — там сразу три. А утренний отдавать?.. Да не толкайтесь вы... Он немного помятый — в кармане весь день провалялся! ..
— Открой заднюю дверь...
— Да бери ты скорей, шофёр, пихают сильно...
— Куда лезете? Пускай пассажиры сойдут, не видите, что ли? Дверь к чёртовой матери закрою!..
— Пип-пи п...

— Эй, выпивошки! Кто там в магазине? К отправке сигналят...
— Слышь, старик, что это ты всю дорогу записывал? Видел, как на тебя смотрели?..
— Так, пустяк один — песню «В каартузике...»
— И как? Понравилась? Я тебя завтра сведу с ним — тут нетронутый кладезь народного искусства... Тут такие острословы, старик! Да это ещё что было! Это листики, цветики, как говорят поэты. Вот завтра... Успевай только записывать! Тут такие острословы! Самородки... Что там письмена?.. Ты мне только честно скажи — не жалеешь, что поехал?
— Не знаю. Там видно будет... А утренний автобус в котором часу приходит?..

 Авторская рукопись. Не окончена


Читать на Литературной Белгородчине

Страничка Александра Филатова на ЛБ

Tags: Александр Филатов, Литературная Белгородчина, Писатели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments