Виталий Волобуев (g_gumbert) wrote,
Виталий Волобуев
g_gumbert

Categories:

Сегодня родился Леонид Григорьевич Малкин



ЛЕОНИД МАЛКИН (1924-2003)

ГОД 1937-й

Глава из повести «Алёшкины страхи»

Из трёхтомника «Писатели Белогорья» (2014)


1.

Первым арестовали «детского доктора» Гамрат-Курека. По городу пополз тихий шепоток, что немец Гамрат-Курек был шпионом. Естественно, немецким шпионом, что со дня на день следовало ождать вспышки скарлатины, дифтерита, желтухи и прочих детских хвороб. Оказывается, Гамрат-урек подмешивал в детские лекарства микробов, бактерии и палочки Коха. А когда не мог подмешать — выписывал неправильные рецепты, и детишки месяцами маялись приступами малярии, исходили кашлем и задыхались в дифтеритном удушье. Поверили в это и спасаемая доктором городская ребятня, и мамы детишек, некогда излеченных «извергом в белом халате». До дела кремлёвских врачей было ещё далеко, но основы его уже закладывались. Впрочем, докторов на святой Руси никогда не жаловали, а ежели подпадали под горячую, разогретую водкой и самогоном руку, то и бивали, как во времена «холерных бунтов». Традиция эта тянется аж со времён Петра Первого и тлеет подспудно и в наши цивилизованные времена.

Алёшкина мама говорила, что не верит в злодейства детского доктора. Ведь он такой добрый, внимательный, участливый. Ведь это он спас Ваську Пригаро от дифтерита. Ему и Алёшка обязан жизнью, благополучно одолев приступы малярии. Горьким было прописанное доктором лечение, но и эффективным. Малярия не оставила рокового следа в Алёшкином организме.

Вечером того дня мама заплакала и сквозь слёзы попросила мужа вмешаться в это дело, вызволить доктора, которому городская ребятня обязана здоровьем, а часто — и жизнью, на которого молились все, без исключения, городские мамы.

Алёшка видел, как помрачнел его отец. Потом вдруг вспыхнул и чуть не закричал на маму:

— Женя, ты понимаешь, что говоришь? Ты что — хочешь отправить меня в тюрьму и остаться вдовой с тремя детишками? Твой любимый доктор — враг народа. Это доказано. Мне об этом рассказал Пригаро. Если я хоть слово скажу в защиту доктора, в ответ скажут, что я иду против решения органов, согласованного с бюро райкома партии. Ты чувствуешь, чем это пахнет?

Мама чувствовала. И потому тихо плакала, укладывая спать Мишу. Плакала она и за ужином, заставляя Лёшку и Октю без остатка съесть по миске толчёной картошки со свиными шкварками.

— Ешьте! — приказал им отец. — И не заставляйте меня браться за ремень.


Читать весь фрагмент на Литературной Белгородчине

Страница Леонида Малкина на ЛБ

Tags: Леонид Малкин, Литературная Белгородчина, Писатели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments