Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Пасха2008

«Душевные встречи» № 18 сентябрь 2019




ВТОРАЯ МАМА

Я вырос в деревне и, естественно, в детский сад не ходил. Он и появился-то у нас, когда я уже служил в армии. Поэтому никаких личных воспоминаний о воспитателях дошкольных учреждений, которые 27 сентября отмечают свой праздник,  у меня нет.

И тем не менее две моих старших дочери работают воспитателями, и, судя по отзывам родителей, у них это получается неплохо. Выходит, что праздник самым непосредственным образом касается и меня.

А вот мои младшие дочь и сын воспитывались уже без бабушек и дедушек. Им как раз воспитатели и заменили своих родных. Многие из воспитанников детских садов до сих пор помнят тех, кто был с ними рядом в самые впечатлительные годы.

По сути, воспитатели вплоть до школы становятся для детей вторыми мамами. И как часто характер ребенка складывается как раз под воздействием личности того, кто рядом с ним в малые годы. Либо это строгость и порядок, либо творчество и свобода. Из одних получаются руководители, из других — художники. Но это мое частное, родительское мнение.

Мы все в какой-то мере и в какое-то время воспитатели, но этот праздник именно для них, для вторых мам наших детей, воспитателей дошкольных учреждений. Поздравляем вас, наши дорогие, удачи вам в вашем нелегком, но благородном деле!

И конечно, подписывайтесь на нашу газету, а мы обязательно опубликуем ваши интересные истории из жизни и воспитателей, и воспитанников. Пусть ваш труд приносит только радость!

Ваш редактор Виталий Волобуев

«Душевные встречи» № 18 сентябрь 2019



№ 18 за прошлый год можно скачать в формате PDF

Адреса для подписки:

https://podpiska.pochta.ru/press/П2460

https://7udach.com/journal/dushevnye_vstrechi/


Группы:
«В контакте»
https://vk.com/club164671617
в «Одноклассниках» https://ok.ru/dlyachit

Пасха2008

«Душевные встречи» № 10 май 2019




ВРЕМЯ РАДОСТИ

Любимое время — переход от весны к лету: белые облака цветущих садов, зелень лугов, аромат молодой листвы и опьяняющий весенний воздух. В прежние времена на колхозных полях кипела работа — сеяли кукурузу и свеклу, было многолюдно и весело. Конечно, сеют и теперь, но это уже просто работа, потому что современные агрегаты позволяют обходиться минимумом людей; семена со стопроцентной всхожестью уже не требуют последующей прорывки; гербициды, отменяющие прополку, впрыскивают сразу — и на этом поле до уборки больше никто не появится.

Конечно, это современно и производительно. Об этом только мечтали когда-то колхозники, а все-таки грустно, что уходит такое понятие, как полевая страда. Помню, как лет в двенадцать я вместе со взрослыми переворачивал рядки скошенной травы после дождя, чтобы она успела просохнуть. Нынешних детей и близко не подпустят, конечно, к работе, потому что у таких родителей детей могут и отобрать. Наверное, это прогресс, но где же детям взрослеть?

Не будем о грустном. У всякого нового поколения свои проблемы и сложности, и кто знает, может быть, им достанется трудностей больше, чем нам? Пусть пока понежатся в родительском доме под присмотром любящих бабушек и дедушек. Чем больше добра они впитают в семье, тем легче будет им переносить невзгоды, не ожесточая сердце…

Весна передает свои права лету, садоводы и огородники пропадают на своих участках, дети, отложив планшеты и смартфоны, гоняют мяч по свежей травке, и только наши верные читатели, даже выйдя на весенний воздух, не расстаются со своей любимой газетой. И нас это радует! Давайте радоваться вместе!

Ваш редактор Виталий Волобуев

«Душевные встречи» № 10 май 2019



Адреса для подписки:

http://vipishi.ru/internet-catalog-podpiski/item/inet/680/35/04163/dushevnye-vstrechi/

https://podpiska.pochta.ru/press/П2460

https://7udach.com/journal/dushevnye_vstrechi/

Группы:
«В контакте»
https://vk.com/club164671617
в «Одноклассниках» https://ok.ru/dlyachit

Пасха2008

Счастливая Зинаида


НАТАЛЬЯ ДРОЗДОВА

МАСТЕР-КЛАСС ОТ СЧАСТЛИВОЙ ЗИНАИДЫ

Из журнала «Добродетель» № 38 2018

Странная она какая-то, не такая, как все – с удовлетворением констатировала я после более близкого знакомства с Зинаидой Владимировной Филатовой.

– Я, – говорит она, – вообще счастливый человек: пятьдесят лет в школе учительницей начальных классов – и никаких конфликтов ни с детьми, ни с их родителями. Но разве что, бывало, администрация как-нибудь зацепит. Но меня это не сильно расстраивало. В общем-то, ни директор, ни программы с методиками, ни родители мне по большому счёту не нужны. Я и дети, их глаза, их внимание – вот и всё. Я должна их научить. И не только читать и писать,

Да, на фоне так называемого общественного мнения, что в школе сегодня невозможно работать (с одной стороны – административный прессинг, с другой – дети сложные) такое признание звучит, мягко говоря, нестандартно.

– А я не готовилась стать стандартной учительницей. Да и вообще мечтала о театральном институте, об актёрской карьере. Но жизнь пошла по-иному, произошло то, чего я сама не могла понять и до сих пор не могу объяснить.

«По-иному», загадочными чудесными путями, жизнь Зинаиды пошла ещё в самом начале. В мае голодного 1947 года её, полуторагодовалую, подобрали на улице в Старом Осколе. Девочка была, что называется, не жилец, но выжила. Приёмные родители ей нашлись. Люди серьёзные и порядочные. Она любила их и была благодарна, и искренне считала, что ей повезло, в отличие от детдомовских детей, которые учились у них в школе. И тем не менее душа её жаждала бесконтрольности и независимости. Поступила в пединститут, уехала в Белгород. Но свобода длилась недолго. Пришла любовь и сделала всё по-своему. Выйдя замуж, Зинаида уехала с мужем в его родную деревню Топлинку, где они стали вместе работать в его школе.

Жизнь в замужестве была нелёгкой, но наполненной высоким смыслом и живой радостью. В муже её, в этом прикованном к инвалидной коляске человеке, было столько жизненной силы и мудрости, что все её подростковые мечты о самоутверждении растворились в них бесследно. Учителем же Александр  Константинович Филатов был не только по образованию и должности, но прежде всего по нравственной конституции. Для него не было различия – хорошо учится ученик или плохо. И даже больше к нему тянулись те, кого нынче принято считать неспособными или нерадивыми и даже неблагополучными. Он не подавлял, не унижал, в каждом умел высветлить неповторимую личность. Он не учил работать на результат, ради хорошей оценки или похвалы, он старался помочь детям найти опору в жизни, найти себя.


Читать всю статью на Литературной Белгородчине
Страница Зинаиды Филатовой на ЛБ
Страница Натальи Дроздовой на ЛБ
Скачать номер журнала

Фото 1992 года

Пасха2008

Уроки классики. Читая Паустовского 6. Совесть



Однажды ночью, слушая радио «Звезда», услышал главы из «Повести о жизни» Константина Паустовского. И хотя я не большой любитель электронных текстов, но всё-таки скачал себе все шесть книг и с огромным удовольствием читал много вечеров. Вспомнил времена Литинститута, когда делались выписки для контрольных работ. Но теперь я делал выписки просто для себя, благо, в электронном виде это очень просто. Теперь буду делиться этими выписками со своими читателями в Сети. Может быть, кто-то, как и я, возьмётся читать замечательную повесть о жизни великого русского писателя.

КОНСТАНТИН ГЕОРГИЕВИЧ ПАУСТОВСКИЙ (1892-1968)

ПОВЕСТЬ О ЖИЗНИ

Автобиографическая «Повесть о жизни» К. Г. Паустовского состоит из шести книг «Далёкие годы», «Беспокойная юность», «Начало неведомого века», «Время больших ожиданий», «Бросок на юг», «Книга скитаний».

Извлечения сделаны по электронному варианту, поэтому ссылок на страницы и издание нет. Но выписки расположены последовательно и их легко найти в печатном тексте.

16.

Да, путь человека к справедливости, свободе и счастью был временами поистине страшен. И только глубокая вера в победу света и ума над черной тупостью не позволяла отчаянию полностью завладеть сознанием.

Сила человеческой совести все же так велика, что никогда нельзя окончательно терять в нее веру.

Недавно знакомый писатель рассказал мне об этом удивительную историю.

Писатель этот вырос в Латвии и хорошо говорит по-латышски. Вскоре после войны он ехал из Риги на Взморье на электричке. Против него в вагоне сидел старый, спокойный и мрачный латыш. Не знаю, с чего начался их разговор, во время которого старик рассказал одну историю.

— Вот слушайте, — сказал старик. — Я живу на окраине Риги. Перед войной рядом с моим домом поселился какой-то человек. Он был очень плохой человек. Я бы даже сказал, он был бесчестный и злой человек. Он занимался спекуляцией. Вы сами знаете, что у таких людей нет ни сердца, ни чести. Некоторые говорят, что спекуляция - это просто обогащение. Но на чем? На - человеческом горе, на слезах детей и реже всего - на нашей жадности. Он спекулировал вместе со своей женой. Да... И вот немцы заняли Ригу и согнали всех евреев в гетто, с тем чтобы часть убить, а часть просто уморить с голоду. Все гетто было оцеплено, и выйти оттуда не могла даже кошка. Кто приближался на пятьдесят шагов к часовым, того убивали на месте. Евреи, особенно дети, умирали сотнями каждый день, и вот тогда у моего соседа появилась удачная мысль - нагрузить фуру картошкой, «дать в руку» немецкому часовому, проехать в гетто и там обменять картошку на драгоценности. Их, говорили, много еще осталось на руках у запертых в гетто евреев. Так он и сделал. Перед отъездом он встретил меня на улице, и вы только послушайте, что он сказал. «Я буду, — сказал он, — менять картошку только тем женщинам, у которых есть дети».

— Почему? — спросил я.

— А потому, что они ради детей готовы на все и я на этом заработаю втрое больше.

Я промолчал, но мне это тоже недешево обошлось. Видите?

Латыш вынул изо рта потухшую трубку и показал на свои зубы. Нескольких зубов не хватало.

— Я промолчал, но так сжал зубами свою трубку, что сломал и ее и два своих зуба. Говорят, что кровь бросается в голову. Не знаю. Мне кровь бросилась не в голову, а в руки, в кулаки. Они стали такие тяжелые, будто их налили железом. И если бы он тотчас же не ушел, то я, может быть, убил бы его одним ударом. Он, кажется, догадался об этом, потому что отскочил от меня и оскалился, как хорек... Но это не важно. Ночью он нагрузил свою фуру мешками с картошкой и поехал в Ригу в гетто. Часовой остановил его, но, вы знаете, дурные люди понимают друг друга с одного взгляда. Он дал часовому взятку, и тот сказал ему: «Ты глупец. Проезжай, но у них ничего не осталось, кроме пустых животов. И ты уедешь обратно со своей гнилой картошкой. Могу идти на пари».

В гетто он заехал во двор большого дома. Женщины и дети окружили его фуру с картошкой. Они молча смотрели, как он развязывает первый мешок. Одна женщина стояла с мертвым мальчиком на руках и протягивала на ладони разбитые золотые часы. «Сумасшедшая! — вдруг закричал этот человек. — Зачем тебе картошка, когда он у тебя уже мертвый. Отойди!» Он сам рассказывал потом, что не знает - как это с ним тогда случилось. Он стиснул зубы, начал рвать завязки у мешков и высыпать картошку на землю. «Скорей! — закричал он женщинам. — Давайте детей. Я вывезу их. Но только пусть не шевелятся и молчат. Скорей!» Матери, торопясь, начали прятать испуганных детей в мешки, а он крепко завязывал их. Вы понимаете, у женщин не было времени, чтобы даже поцеловать детей. А они ведь знали, что больше их не увидят. Он нагрузил полную фуру мешками с детьми, по сторонам оставил несколько мешков с картошкой и поехал. Женщины целовали грязные колеса его фуры, а он ехал, не оглядываясь. Он во весь голос понукал лошадей, боялся, что кто-нибудь из детей заплачет и выдаст всех. Но дети молчали.

Знакомый часовой заметил его издали и крикнул: «Ну что? Я же тебе говорил, что ты глупец. Выкатывайся со своей вонючей картошкой, пока не пришел лейтенант».

Он проехал мимо часового, ругая последними словами этих нищих евреев и их проклятых детей. Он не заезжал домой, а прямо поехал по глухим проселочным дорогам в леса за Тукумсом, где стояли наши партизаны, сдал им детей, и партизаны спрятали их в безопасное место. Жене он сказал, что немцы отобрали у него картошку и продержали под арестом двое суток. Когда окончилась война, он развелся с женой и уехал из Риги.

Старый латыш помолчал.

— Теперь я думаю, — сказал он и впервые улыбнулся, — что было бы плохо, если бы я не сдержался и убил бы его кулаком.

Первая часть
Вторая часть
Третья часть
Четвёртая часть
Пятая часть


Пасха2008

Михаил Дьяченко. Как дыханье младенца...



День рождения белгородского поэта Михаила Дьяченко. Это с ним мы проводили бессонные ночи после студии «Современник» в далёкие 80-е. А теперь он живёт у сестры в Харькове, поскольку именно там его настиг жесточайший инсульт.

С днём рождения тебя, Миша! И выздоровления, всё-таки есть такие примеры...
 

МИХАИЛ ДЬЯЧЕНКО


ЛЕСНОЕ ОЗЕРО
Из книги «Степной сад» (1993)

НА СЕНОКОСЕ
                                Вере

По ступеням цветным,
по текучим прозрачным ступенькам,
то ногою одной,
то другою босою ногой...
Taк ступает заря —
над холмами в садах,
деревенькой —
в пору зрелой весны,
от росы до росы луговой.
И заря, и весна,
и цветные ступеньки бурлянки,
и кули облаков
вдалеке, в синеве —
это всё мне сулит
крепкий сон
у реки, на полянке,
после жаркой косьбы
по низинам, в высокой траве...


ЛЕСНОЕ ОЗЕРО


Лесная — озера — вода черна;
стоят по горло жёлтые кувшинки.
Над озером туман-голубизна...
Накатит, стихнет шум вершинный.
Кукушка начинает куковать,
а только счет начнёшь — бросает.
Ягод, что ли, горсть насобирать?
...над самою водою нависает...


ЛЕПЕСТОК

Оторвался лепесток
от ромашки белой.
Полетел он в дым дорог,
молодой и смелый.
Только — где-то позади,
на родимом месте —
у ромашки на груди
лепестки не вместе.

1975


ТРЕВОГА

Дни земли — цветенья — не минули!
Также, как и сотни лет назад,
пчелы — в золоте —
                                 по крылышки тонули
в колокольцах...
                            завязь тяжелила сад;
а ночами,
              в сполохах зарничных,
среди шири зреющего хлеба
виден,
          только редко,
                               профиль птичий,
весь светящийся,
как звёзды неба...
Не оттуда ль — колокольный звон,
                                               хрустальный?
С каждым годом тише он, ясней...
Слышен мне
                   и громкий лай скандальный
тех, кто так похожи на людей.


У МОРЯ


Камень лежит на воде.
Горы бредут в облаках.
Свет на далекой звезде
спит, как дыханье младенца.


Читать всю подборку на Литературной Белгородчине

Страница Михаила Дьяченко на ЛБ

Песни Михаила Дьяченко в авторском исполнении (1982-1990)

Песни Валерия Сергиенко на стихи Михаила Дьяченко


Пасха2008

Легенда о тремпеле



bujhm основательно разобрал легенду о знаменитом харьковско-белгородском слове. В частности, вот его версия:

Представим себе Благовещенский базар периода НЭПа в столичном Харькове. Гам и шум на полгорода.
Стоит в толпе наш Альфред, кутается в драповое пальто, а перед ним на ящике от бутылок - вешалки. Собственноручно свинченные из скупленных остатков скобяной лавки.
И подходит к нему какой-нибудь щирый украинец из глубинки. Тычет пальцем на товар и вопрошает, например, так:
- И шо це за херня така?
или:
- Эт шо тут у тебя ваще?
Вот тут внимание. Задачка из когнитивной психологии. Покупатель имеет в виду всю конструкцию целиком. И спрашивает, скорее, чтобы завязать традиционный торг.
А интеллигент Альфред воспринимает вопрос по-другому. Он предполагает, что спрашивающий прекрасно знает, что это вешалка. А пальцем тычет на ноу-хау, которое Альфред вчера прикрутил, ругаясь на сорванные шлицы.
И перед Альфредом встаёт мгновенная задача - объяснить максимально кратко, что это такое и для чего нужно. Больше всего это визуально похоже на чертёж крыши фахверка с... ага, вспомнил слово.
- Этто тремпель, - произносит Альфред с лёгким акцентом. - Натставка такая... чтобы штаны вешать.
- Сам знаю! - обрывает его покупатель. - Сколько просишь?
Сделка состоялась. Вечером украинец выгружает дома товар для перепродажи. Домашние живо интересуются. "А чой-то?" - спрашивают его про хитрой формы вешалку с винтами. - "А тремпель это. Один немец придумал".
Через какое-то время Альфред смекает, что если он будет продавать обычные вешалки, то рискует бессмысленно замёрзнуть. А если у него будут непонятные, но экзотические "тремпели", дело пойдёт быстрее.
Дело идёт на лад. Альфред подключает беспризорников. Те скупают на корню дешёвые плечики, увлечённо клепают к ним "натставки" и бегают по Благбазу с криками: "Тремпели! Тремпели! Только у нас лучшие немецкие тремпели!.." Покупатели видят в общем-то обычную вешалку, но думают себе: "Ну нехай будут тремпели". И покупают. Слово начинает приживаться.
А дальше тут же начинается классическое размытие бренда - когда название определённого вида продукта переходит на его тип. Слово курсирует по кровеносной системе торговых путей от Харькова до ближайших городов (см. ареал), и не было на его пути ни одного торговца, который бы не понимал, что "тремпелем" торговать гораздо выгоднее, чем "плечиками".

Почему же слово не вышло за Слобожанщину, были же все шансы? По многим причинам. НЭП прикрыли, свободную торговлю объявили "спекуляцией" и стали сажать за это. Мелким производством могли заниматься только государственно одобренные артели, которые никак не могли изготавливать классово чуждые "тремпели". Немцев продолжали гнобить, а к концу 30-х их даже упоминать было опасно. Харьков перестал быть столицей Украины. Началась Великая Отечественная...
Но куда "тремпель" успел дойти - там и остался. Больше всего - в Харькове.
И не было там ни человека с фамилией Тремпель, ни торговой марки. А была только небольшая доработка формы, удачно названная в удачной ситуации.

Вся статья очень большая и подробная

За наводку спасибо Наталье Почерниной

Пасха2008

Михаил Рудаков. Ты включи мне солнышко...



В этот день в 1953 году в селе Бочаровка Старооскольского района родился поэт Михаил Рудаков

МИХАИЛ РУДАКОВ (1953-2008)

СТИХИ, ПОСВЯЩЕННЫЕ ДЕТЯМ

Из книги «Стихи» (2008)


*  *  *

Иринка болела,
Иринка лежала,
Как печка, пылала
От сильного жара.
Играть не играла
И вовсе не ела.
И бабушка возле
Иринки сидела.
И было ей трудно,
Трудней, чем Иринке,
Из глаз ее тихо
Катились слезинки.



*  *  *

Как-то раз был поздний час.
Говорит сынишка мне:
«А пойдем гулять сейчас».
Я сказал: «Сегодня — нет.
Вечер на дворе давно,
Там прохладно и темно.
Все домой ушли с двора.
Детям спать уже пора».
Но сынишка говорит,
Не смутясь нисколечко:
«Надо солнышко включить,
Ты включи мне солнышко!»



*  *  *

Расти, сыночек, людям на подмогу.
Ты — человек, а это очень много.
Хотя родиться человеком мало —
Им надо стать!
И в этом, милый, суть.
Смотри, как над тобой хлопочет мама —
Грешно ее надежды обмануть.



*  *  *


Лучится счастьем детская игра.
Как солнышко, у мальчика улыбка,
Он нынче весь из света и добра,
Все грустное случайно в нем и зыбко.
Свои поклоны шлют ему цветы,
Свои секреты доверяют травы…
Неверное, на то имея право,
Со всем, что есть, душа его на «ты».
Мечтатель,
Жизни неподдельно рад,
Летит он к звездам
В солнечной ракете…
В планету Землю не стреляй, солдат!
Смотри —
Твой сын играет на планете.



РАДОСТЬ

«Нарисуй мне, папа, радость», —
Попросил меня сынишка.
Краски взял и среди радуг
Я рисую ребятишек.
Речку синюю рисую.
В ней веселых человечков,
Рощу, ниву золотую,
Солнце — рыжее колечко.
Города рисую, села,
Мам веселых, пап веселых
И повсюду над землею
Небо только голубое.


Читать всю подборку на Литературной Белгородчине

Страница Михаила Рудакова на ЛБ

Пасха2008

Сегодня родился Леонид Григорьевич Малкин



ЛЕОНИД МАЛКИН (1924-2003)

ГОД 1937-й

Глава из повести «Алёшкины страхи»

Из трёхтомника «Писатели Белогорья» (2014)


1.

Первым арестовали «детского доктора» Гамрат-Курека. По городу пополз тихий шепоток, что немец Гамрат-Курек был шпионом. Естественно, немецким шпионом, что со дня на день следовало ождать вспышки скарлатины, дифтерита, желтухи и прочих детских хвороб. Оказывается, Гамрат-урек подмешивал в детские лекарства микробов, бактерии и палочки Коха. А когда не мог подмешать — выписывал неправильные рецепты, и детишки месяцами маялись приступами малярии, исходили кашлем и задыхались в дифтеритном удушье. Поверили в это и спасаемая доктором городская ребятня, и мамы детишек, некогда излеченных «извергом в белом халате». До дела кремлёвских врачей было ещё далеко, но основы его уже закладывались. Впрочем, докторов на святой Руси никогда не жаловали, а ежели подпадали под горячую, разогретую водкой и самогоном руку, то и бивали, как во времена «холерных бунтов». Традиция эта тянется аж со времён Петра Первого и тлеет подспудно и в наши цивилизованные времена.

Алёшкина мама говорила, что не верит в злодейства детского доктора. Ведь он такой добрый, внимательный, участливый. Ведь это он спас Ваську Пригаро от дифтерита. Ему и Алёшка обязан жизнью, благополучно одолев приступы малярии. Горьким было прописанное доктором лечение, но и эффективным. Малярия не оставила рокового следа в Алёшкином организме.

Вечером того дня мама заплакала и сквозь слёзы попросила мужа вмешаться в это дело, вызволить доктора, которому городская ребятня обязана здоровьем, а часто — и жизнью, на которого молились все, без исключения, городские мамы.

Алёшка видел, как помрачнел его отец. Потом вдруг вспыхнул и чуть не закричал на маму:

— Женя, ты понимаешь, что говоришь? Ты что — хочешь отправить меня в тюрьму и остаться вдовой с тремя детишками? Твой любимый доктор — враг народа. Это доказано. Мне об этом рассказал Пригаро. Если я хоть слово скажу в защиту доктора, в ответ скажут, что я иду против решения органов, согласованного с бюро райкома партии. Ты чувствуешь, чем это пахнет?

Мама чувствовала. И потому тихо плакала, укладывая спать Мишу. Плакала она и за ужином, заставляя Лёшку и Октю без остатка съесть по миске толчёной картошки со свиными шкварками.

— Ешьте! — приказал им отец. — И не заставляйте меня браться за ремень.


Читать весь фрагмент на Литературной Белгородчине

Страница Леонида Малкина на ЛБ

Пасха2008

Сыну год



Кажется — вот только что отвозил жену в роддом, а уже год пролетел. Не мог не откликнуться на это событие.

ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ

СЫНУ ГОД

Сыну год. Вокруг светила
Совершил он первый круг.
Вьюга зимняя кружила,
Летний дождь срывался вдруг,
Шум весенний куролесил,
Осень листьями мела,
Всё же чаще был он весел
И пока не ведал зла.

Будут зимы, будут вёсны,
И метели, и дожди,
И купанье в травах росных,
И волнение в груди.
Будет всё, что было с нами,
И когда-нибудь пройдёт,
Но пока что встретим сами
Этот сына первый год.

2016

А в Контакте наткнулся на стихотворение, которое написал мой давний товарищ, бывший белгородец. И так кстати...

СЕРГЕЙ КЛЮЧКОВСКИЙ

НЕБЫВАЛЬЩИНА


Как из леса шишки
Через бурелом:
«На берлогу к мишке
Сами мы пойдём!»

«И доволен будет
Мишкин бурый лоб
И не надо будет
Ножкой делать «Топ!»

Будет у топтыжки
Шишек полон дом…»
Снятся мишкам шишки
Тили-тили-бом.

2016

Из Контакта

Фото Виктора Череватенко