Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Пасха2008

Письма из Америки. Рождественский детектив

 

ИЛЬЯ ШУЛЬМАН

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ДЕТЕКТИВ

Уже слегка подташнивало от вездесущей песенки «Джингл белз», а Рождество все не наступало. Вместо благостного умиротворения на лицах проступали беспокойство и страх не успеть с подарками к празднику, не успеть надписать поздравительные открытки, не успеть, не успеть, не успеть…

 В реабилитационном центре городка Копле, как всегда бывало под Рождество, беспокойство сквозило даже в пропитанном лекарствами воздухе. Многих больных забрали родственники, оставшиеся неприкаянно слонялись по коридору. Они тоже хотели куда-нибудь не успеть, однако успевать было некуда.

САЛЛИ

 Вот, тихо подкравшись, вредная старушка Салли  нежданно-негаданно вмешивается в мирную кухонную беседу медсестричек:

 — В утку с яблоками надо добавлять розмарин!
 — А ты приняла дневные таблетки? Я их оставила на столике у кровати, — ловко отшивает ее чернокожая Мелисса.
 — Синенькие? — теряется Салли.
— Любые. — Мелисса улыбается и укоризненно встряхивает неисчислимыми косицами-дредами. — Вот мы сейчас вместе и проверим, да, Салли?

Но та независимо скрывается за дверью своей комнаты. Если решит, что с ней разговаривали невежливо, — жди жалобы. Особенно старушка любила жаловаться комиссии департамента здравоохранения. Про комиссию она догадывалась по торжественному шороху в коридоре, обряжалась в лучшее платье и, выскочив чертиком из коробочки, заявляла, что на нее кричат и совсем не кормят. Комиссия сначала пугалась. Потом кипела гневом. Позже, углядев в личном деле диагноз «Начальная стадия болезни Альцгеймера», успокаивалась.

 Реабилитационный центр радушно принимал в свои медицинские объятия кого угодно — лишь бы платили: сам страждущий пациент, родственники, городской фонд помощи неимущим, страховка — без разницы. Деньги не пахнут, а лишь чуток отдают протертым линолеумом и немножко болью. Кто-то, направленный сюда, к примеру, из госпиталя для восстановления после хирургической операции или инфаркта, рано или поздно выписывался. Те, кому выписываться некуда, оставались навсегда. Профессиональный уход — во всех смыслах — гарантировался.Collapse ) 

«Душевные встречи» № 24 декабрь 2018

Полная авторская версия размещена на Прозе.ру

Адреса для подписки:

https://podpiska.pochta.ru/press/П2460

https://7udach.com/journal/dushevnye_vstrechi/

Группы:
«В контакте»
https://vk.com/club164671617
в «Одноклассниках» https://ok.ru/dlyachit

Пасха2008

Письма из Америки. Слоновьи уши

 

ИЛЬЯ ШУЛЬМАН

СЛОНОВЬИ УШИ

Едва прилетев в Америку, мы с Наташей, по совету бывалых русских американцев, уже целых три месяца живших в стране, купили сильно подержанный трейлер — этакую кухоньку на колесах, чтобы продавать страждущим туземцам всяческую съедобную радость.

На борту трейлера был намалеван жизнерадостный слон, поверх которого шла какая-то надпись. По наивности, на надпись мы внимания не обратили, а слона посчитали отличной приманкой для будущих клиентов. И это стало трагической ошибкой.

Вскоре выяснилось, что из-за проклятого слона мы обязаны готовить неведомую фигню под названием «Слоновьи уши». Знаю хот-доги, знаю гамбургеры. Хотя бы теоретически. А это что за извращение? Сгоряча даже хотел закрасить вредную скотину, но Наташа не дала. Она очень любит животных.

Интернета в те времена еще не изобрели. Кулинарная энциклопедия для чайников поведала, что «Слоновьи уши» — традиционное и нежно любимое народом лакомство вроде сладкого блина, посыпанного корицей. Collapse )

«Душевные встречи» № 21 ноябрь 2018

Полная авторская версия размещена на Прозе.ру

Адреса для подписки:

https://podpiska.pochta.ru/press/П2460

https://7udach.com/journal/dushevnye_vstrechi/

Группы:
«В контакте»
https://vk.com/club164671617
в «Одноклассниках» https://ok.ru/dlyachit

Пасха2008

Наталья Дроздова. От бездомной любви стихи



Сегодня у Натальи Дроздовой день рождения. Её стихи мудры и исповедальны, они цепляют и умиротворяют одновременно, от них становится неспокойно на душе и благостно на сердце. Её журнал «Добродетель» несёт в мир радость сочувствия и соучастия. Радости тебе и творческого долголетия, Наташа! Теперь твоя страничка есть на Литературной Белгородчине.


НАТАЛЬЯ ДРОЗДОВА

ОТ БЕЗДОМНОЙ ЛЮБВИ СТИХИ

Из трёхтомника «Писатели Белогорья» (2014)


*  *  *


Серебрятся поля под звездою вечерней.
Сизой дымкой окутан чернеющий лес.
Беззаботно земле, у неё попеченье
лишь одно — о младенце, грядущем с небес.

День обещанный будет и долог и ярок,
будет литься и литься в оконный проём.
Запах хвои сосновой, орехов и яблок
всем напомнит о детстве, о доме родном.

Слёзы комом подступят под самое горло
и прольются. И станет душе веселей.
Как бы там ни теснил её алчущий город,
всё ж просторно и ясно в деревне моей.

И морозно. И тихо. И видно дорогу —
стороной кто проехал, кто к дому идёт.
Кошка серая смотрит в окно. У порога
пёс лохматый томится — и он тоже ждёт.

Скоро белые хлопья в предпраздничном рвенье
упадут на убогое наше жильё.
Ожидание снега — моё вдохновенье.
Ожидание сына — спасенье моё.



СПАС


Падают, падают — медленно, радостно —
звёзды и гаснут в реке.
Полнится, полнится вечностью —
августом — жизнь на счастливом витке.

Отзвуки. Отблески. Запахи древние.
Вызрел — и светится — плод.
Яблоня, яблоня — милое дерево,
как нам с тобою везёт!

В сердце безмолвие. Только и слышно, как
доченька ножкою бьёт.
Ангелы, ангелы — белые крылышки
правят в ночной перелёт...


*  *  *

Не плачь обо мне, моя ветхая родина.
И так ты всегда и во мне, и со мной,
под левою грудью темнеешь, как родинка,
сумою дорожной висишь за спиной.

Все страхи твои, все грехи, как репейники,
колючками злыми вцепились в подол.
Но также достались мне от соплеменников
живучесть сирот их и мужество вдов.

Не плачь. Помолись. Проживу я. И выживу
Как семя живёт в полинялых цветках.
Как на рушниках красно-чёрная вышивка
цветёт — не линяет — в твоих сундуках.

Не бойся, когда постучат. То — юродивый
к порогу склонился хмельной головой.
Ты вместо меня приюти его, родина.
Он — брат мой. Он — сын твой. Открой же. Открой...

Я тоже бездомна. Но не обескровлена.
За милость твою я сторицей воздам.
Я внукам своим накажу, чтоб построили
мой дом на земле. Не хоромы. Но — храм.



В НИКОЛЬСКОМ


1.

Я помню: розовое платье,
глаза в глаза, в руке рука —
как Духов день в свои объятья
нас принял и унёс в века
от разорённой колокольни,
от жалкой участи земной...
Мы не ходили по окольным,
мы шли дорогою прямой —
через некошеное поле,
а там — цветы, цветы, цветы...
Мы не искали сладкой доли,
хотели только чистоты
и шли, как под благословенье,
к руинам храма и пока
не достигали откровенья,
что жизнь прекрасная хрупка.

Красуйся, храм, любви свидетель!
Эпоха лучшая пришла.
Нас нет давно на этом свете.
Зато звонят колокола.


2.

Белый хлеб запивая вином,
в пыльных дебрях полыни и пижмы,
под этюдник подставив бревно,
ты этюд свой нечаянный пишешь.
Изогнувшись в фигуре чудной,
пёс приблудный у ног твоих дремлет.
Я ношу тебе хлеб и вино
из ларька у ближайшей деревни.
Я ношу тебе хлеб и вино.
Ты судьбу мою солнечно пишешь.
Звонко падают на полотно
бирюзинки заоблачных пиршеств,
и холмов голубая гряда
охлаждает небесное пламя,
и бредут золотые стада
по волокнам холста через память —
на скрещенье веков, на разъезд,
в синий воздух, трезвящий и горький,
там дорога, речушка и лес,
и селенье, и храм на пригорке.
На траве постеливши рядно,
нас с тобою пастух угощает
белым хлебом и красным вином,
на зимовку к себе приглашает.

Мы остались. Зимуем давно
в снежных дебрях полыни и пижмы.
Ты этюд нескончаемый пишешь,
подложив под этюдник бревно.
Я ношу тебе хлеб и вино.
А иной мы не знаем забавы.
Нынче есть у нас хлеб и вино —
завтра будут венчанье и слава.


Читать всю подборку на Литературной Белгородчине

Страница Натальи Дроздовой на ЛБ

Пасха2008

Иосиф Бродский о Евромайдане



ИОСИФ БРОДСКИЙ

НА НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ (1994)

Дорогой Карл XII, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
"время покажет Кузькину мать", руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.
То не зелено-квитный, траченный изотопом,--
жовто-блакытный реет над Конотопом,
скроенный из холста, знать, припасла Канада.
Даром что без креста, но хохлам не надо.
Гой ты, рушник, карбованец, семечки в полной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.
Скажем им, звонкой матерью паузы медля строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога!
Ступайте от нас в жупане, не говоря -- в мундире,
по адресу на три буквы, на все четыре
стороны. Пусть теперь в мазанке хором гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть -- так сообща, путь выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще.
Прощевайте, хохлы, пожили вместе -- хватит!
Плюнуть, что ли, в Днипро, может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
кожаными углами и вековой обидой.
Не поминайте лихом. Вашего хлеба, неба,
нам, подавись мы жмыхом и колобом, не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коль и была промежду.
Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом?
Вас родила земля, грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Это земля не дает вам, холуям, покоя.
Ой да Левада-степь, краля, баштан, вареник!
Больше, поди, теряли -- больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза --
нет на нее указа, ждать до другого раза.
С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.
Пасха2008

Сергей Есенин. Песнь о хлебе

 

Читая Есенина, наткнулся на стихотворение, которое прежде как-то проскакивало мимо. А тут вдруг почувствовал, как жестоко поэт описал процесс выращивания и изготовления хлеба. После таких строк кажется кощунством прикасаться к пахучим ломтям.

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН

ПЕСНЬ О ХЛЕБЕ

 Вот она, суровая жестокость,
 Где весь смысл — страдания людей!
 Режет серп тяжёлые колосья,
 Как под горло режут лебедей.

 Наше поле издавна знакомо
 С августовской дрожью поутру.
 Перевязана в снопы солома,
 Каждый сноп лежит, как жёлтый труп.

 На телегах, как на катафалках,
 Их везут в могильный склеп — овин.
 Словно дьякон, на кобылу гаркнув,
 Чтит возница погребальный чин.

 А потом их бережно, без злости,
 Головами стелют по земле
 И цепами маленькие кости
 Выбивают из худых телес.

 Никому и в голову не встанет,
 Что солома — это тоже плоть!..
 Людоедке-мельнице — зубами
 В рот суют те кости обмолоть.

 И, из мелева заквашивая тесто,
 Выпекают груды вкусных яств…
 Вот тогда-то входит яд белесый
 В жбан желудка яйца злобы класть.

 Все побои ржи в припёк окрасив,
 Грубость жнущих сжав в духмяный сок,
 Он вкушающим соломенное мясо
 Отравляет жернова кишок.

 И свистят по всей стране, как осень,
 Шарлатан, убийца и злодей…
 Оттого что режет серп колосья,
 Как под горло режут лебедей.

 1921

Выходит, что шарлатаны, убийцы и злодеи потому свистят по всей стране, что питаются трупами колосьев, подвергнутых жестокому избиению. Ничего себе картина! Раньше такое я слышал только от вегетарианцев. Но они-таки относили это к животным. А тут самое святое — хлеб... Похоже, что таким образом поэт высказал своё отношение к гражданской войне, которая всё ещё продолжалась в России. А может быть, поводом к написанию явилось отношение к хлебу ресторанной публики, которой поэт часто читал свои стихи. Может быть он хотел донести до них цену хлеба, которую знал с детства. Кто знает...

Collapse )

А вот на хлеб теперь посматриваешь с каким-то щемящим чувством...