Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Пасха2008

Уроки классики. Читая Паустовского 10. Ильф



Однажды ночью, слушая радио «Звезда», услышал главы из «Повести о жизни» Константина Паустовского. И хотя я не большой любитель электронных текстов, но всё-таки скачал себе все шесть книг и с огромным удовольствием читал много вечеров. Вспомнил времена Литинститута, когда делались выписки для контрольных работ. Но теперь я делал выписки просто для себя, благо, в электронном виде это очень просто. Теперь буду делиться этими выписками со своими читателями в Сети. Может быть, кто-то, как и я, возьмётся читать замечательную повесть о жизни великого русского писателя.

КОНСТАНТИН ГЕОРГИЕВИЧ ПАУСТОВСКИЙ (1892-1968)

ПОВЕСТЬ О ЖИЗНИ

Автобиографическая «Повесть о жизни» К. Г. Паустовского состоит из шести книг «Далёкие годы», «Беспокойная юность», «Начало неведомого века», «Время больших ожиданий», «Бросок на юг», «Книга скитаний».

Извлечения сделаны по электронному варианту, поэтому ссылок на страницы и издание нет. Но выписки расположены последовательно и их легко найти в печатном тексте.

25.

Странно устроен человек: несмотря на интересную жизнь в настоящем, мы жаждали будущего и без конца говорили о нем. Мы жили будущим. В настоящем и прошлом мы искали только доказательств неизбежного прихода этих будущих времен. Они придут. В этом мы были уверены, несмотря на то что подчас жестокие препятствия задерживали их приход.

26.

Есть проблески сознания, удачные сравнения и удачные соединения как будто бы противоположных мыслей, которые нельзя объяснить, да и не надо объяснять: сердце понимает их, опережая разум.

27.

Особенно интересовал меня Ильф — спокойный, немногословный, со слегка угловатым, но привлекательным лицом. Большие губы делали его похожим на негра. Он был так же высок и тонок, как негры из Мали — самого изящного черного племени Африки.

Но больше всего поражала меня чистота его глаз, их блеск и пристальность. Блеск усиливался от толстых небольших стекол пенсне без оправы. Стекла были очень яркие, будто сделанные из хрусталя.

Ильф был застенчив, прям, меток и порой насмешлив. Он ненавидел пренебрежительных людей и защищал от них людей робких и уступчивых, — тех, кого легко обидеть. Как-то при мне в большом обществе он холодно и презрительно срезал нескольких крупных актеров, которые подчеркнуто замечали только его, Ильфа, но не замечали остальных — простых и невидных людей. Они просто пренебрегали ими. Это было после головокружительного успеха «Двенадцати стульев». Ильф назвал поведение этих актеров подлостью.

У него был поистине микроскопический глаз на пошлость. Поэтому он замечал и отрицал очень многое, чего другие не замечали или не хотели замечать. Он не любил слов: «Что же тут такого?!» Это был щит, за которым прятались люди с уклончивой совестью.

Перед ним нельзя было лгать, ерничать, легко осуждать людей и, кроме того, нельзя было быть невоспитанным и невежливым. При Ильфе невежи приходили в себя. Простое благородство его взглядов и поступков требовало от людей того же.

Ильф был человеком неожиданным. Иной раз его высказывания казались слишком резкими. Но почти всегда они были верными.

Первая часть
Вторая часть
Третья часть
Четвёртая часть
Пятая часть
Шестая часть
Седьмая часть
Восьмая часть
Девятая часть

Пасха2008

Уроки классики. Читая Паустовского 9. Жестокость



Однажды ночью, слушая радио «Звезда», услышал главы из «Повести о жизни» Константина Паустовского. И хотя я не большой любитель электронных текстов, но всё-таки скачал себе все шесть книг и с огромным удовольствием читал много вечеров. Вспомнил времена Литинститута, когда делались выписки для контрольных работ. Но теперь я делал выписки просто для себя, благо, в электронном виде это очень просто. Теперь буду делиться этими выписками со своими читателями в Сети. Может быть, кто-то, как и я, возьмётся читать замечательную повесть о жизни великого русского писателя.

КОНСТАНТИН ГЕОРГИЕВИЧ ПАУСТОВСКИЙ (1892-1968)

ПОВЕСТЬ О ЖИЗНИ

Автобиографическая «Повесть о жизни» К. Г. Паустовского состоит из шести книг «Далёкие годы», «Беспокойная юность», «Начало неведомого века», «Время больших ожиданий», «Бросок на юг», «Книга скитаний».

Извлечения сделаны по электронному варианту, поэтому ссылок на страницы и издание нет. Но выписки расположены последовательно и их легко найти в печатном тексте.

22.

Несколько раз в жизни мной овладевала мысль о соседстве мирной и безмятежной природы с человеческой жестокостью.

Впервые эта мысль потрясла меня и довела до ярости на человека, когда в 1919 году в Полесье я увидел мальчика лет десяти, убитого бандитами в то время, когда он сидел на колосистом берегу реки Уж и удил рыбу самодельной ореховой удочкой. Солнце горело над ним, а теплый ветер медленно проносил по небу пушистые облака.

Бандиты из какого-то подлого отряда какого-то подлого батьки Струка заметили мальчика с другого берега реки и, гогоча, расстреляли его как мишень.

Местные лесовики, боясь бандитов и потому как бы оправдывая их, говорили, что «хлопцы» были пьяные. Но в том, что пьяный человек становится хуже самого грязного скота, нет для людей никакого оправдания.

Я никогда не забуду нагретые солнцем волосы мертвого веснушчатого мальчика, — милые, выгоревшие, детские и какие-то беспомощные волосы. На лицо мальчика я не смотрел. Но этот день моей жизни я буду помнить до смерти. Я не решался рассказать о нем никому, даже маме, чтобы не омрачить ее жизнь. Только сейчас я впервые заговорил об этом.

23.

Бабель украдкой посматривал на Евгению Борисовну. Я впервые заметил выражение растерянности на его лице. Оно сделалось совсем детским. Мне даже показалось, что у Бабеля задрожали губы. Что-то тревожное творилось на душе у нее и у него, мне тоже стало не по себе, — призрак старых семейных бед моей молодости возник внезапно и не к месту. Я подумал, что нет в мире ничего более счастливого, чем согласие между родными людьми, и ничего страшнее умирания любви, — никем из любящих не заслуженного, необъяснимого, вползающего в жизнь с незаметным упорством.

24.

Меня всегда удивляет одно обстоятельство: мы ходим по жизни и совершенно не знаем и даже не можем себе представить, сколько величайших трагедий, прекрасных человеческих поступков, сколько горя, героизма, подлости и отчаяния происходило и происходит на любом клочке земли, где мы живем. Мы просто не подозреваем об этом.

А между тем знакомство с каждым таким клочком земли может ввести нас в мир людей и событий, достойных занять свое место в истории человечества или в анналах великой, немеркнущей литературы.

Первая часть
Вторая часть
Третья часть
Четвёртая часть
Пятая часть
Шестая часть
Седьмая часть
Восьмая часть

Пасха2008

Уроки классики. Читая Паустовского



Однажды ночью, слушая радио «Звезда», услышал главы из «Повести о жизни» Константина Паустовского. И хотя я не большой любитель электронных текстов, но всё-таки скачал себе все шесть книг и с огромным удовольствием читал много вечеров. Вспомнил времена Литинститута, когда делались выписки для контрольных работ. Но теперь я делал выписки просто для себя, благо, в электронном виде это очень просто. Теперь буду делиться этими выписками со своими читателями в Сети. Может быть, кто-то, как и я, возьмётся читать замечательную повесть о жизни великого русского писателя.

КОНСТАНТИН ГЕОРГИЕВИЧ ПАУСТОВСКИЙ (1892-1968)

ПОВЕСТЬ О ЖИЗНИ

Автобиографическая «Повесть о жизни» К. Г. Паустовского состоит из шести книг «Далёкие годы», «Беспокойная юность», «Начало неведомого века», «Время больших ожиданий», «Бросок на юг», «Книга скитаний».

Извлечения сделаны по электронному варианту, поэтому ссылок на страницы и издание нет. Но выписки расположены последовательно и их легко найти в печатном тексте.

1.

С русским языком можно творить чудеса. Нет ничего такого в жизни и в нашем сознании, что нельзя было бы передать русским словом. Звучание музыки, спектральный блеск красок, игру света, шум и тень садов, неясность сна, тяжкое громыханье грозы, детский шёпот и шорох морского гравия. Нет таких звуков, красок, образов и мыслей — сложных и простых, — для которых не нашлось бы в нашем языке точного выражения.

2.

Как мало в конце концов нужно человеку для счастья, когда счастья нет, и как много нужно, как только оно появляется.

3.

Без чувства своей страны — особенной, очень дорогой и милой в каждой её мелочи — нет настоящего человеческого характера. Это чувство бескорыстно и наполняет нас великим интересом ко всему. Александр Блок написал в давние тяжёлые годы:

 Россия, нищая Россия,
 Мне избы серые твои,
 Твои мне песни ветровые —
 Как слёзы первые любви!

Блок был прав, конечно. Особенно в своем сравнении. Потому что нет ничего человечнее слёз от любви, нет ничего, что бы так сильно и сладко разрывало сердце. И нет ничего омерзительнее, чем равнодушие человека к своей стране, её прошлому, настоящему и будущему, к её языку, быту, к её лесам и полям, к её селениям и людям, будь они гении или деревенские сапожники.

В те годы, во время службы моей на санитарном поезде, я впервые ощутил себя русским до последней прожилки. Я как бы растворился в народном разливе, среди солдат, рабочих, крестьян, мастеровых. От этого было очень уверенно на душе. Даже война не бросала никакой тревожной тени на эту уверенность. «Велик Бог земли русской, — любил говорить Николаша Руднев. — Велик гений русского народа! Никто не сможет согнуть нас в бараний рог. Будущее — за нами!»

Пасха2008

Алексей Лосев. Душа есть ведь только один из видов бытия



АЛЕКСЕЙ ЛОСЕВ

Из книги «Диалектика мифа»

Когда «наука» разрушает «миф», то это значит только то, что одна мифология борется с другой мифологией. Раньше верили в оборотничество, вернее – имели опыт оборотничества. Пришла «наука» и «разрушила» эту веру в оборотничество. Но как она ее разрушила? Она разрушила ее при помощи механистического мировоззрения и учения об однородном пространстве.

Действительно, наша физика и механика не имеет таких категорий, которые могли бы объяснить оборотничество. Наша физика и механика оперирует с другим миром; и это есть мир однородного пространства, в котором находятся механизмы, механически же движущиеся. Поставивши вместо оборотничества такой механизм, «наука» с торжеством отпраздновала свою победу над оборотничеством.

Но вот теперь воскресает новое, вернее очень старое, античное учение о пространстве. Оказалось возможным мыслить, как одно и то же тело, меняя место и движение, меняет также и свою форму и как (при условии движения со скоростью света) объем такого тела оказывается равным нулю, по известной формуле Лоренца, связывающей скорость и объем. Другими словами, механика Ньютона не хотела ничего говорить об оборотничестве и хотела убить его, почему и выдумала такие формулы, в которые оно не вмещается. Сами по себе, отвлеченно говоря, эти формулы безупречны, и в них нет никакой мифологии. Но ученые отнюдь не пользуются только тем одним, что в этих формулах содержится. Они пользуются ими так, что не остается ровно никакого места для прочих форм пространства и соответствующих математических формул.

В этом и заключается мифологизм европейского естествознания, – в исповедании одного излюбленного пространства; и от этого и казалось ему всегда, что оно «опровергло» оборотничество. Принцип относительности, говоря о неоднородных пространствах и строя формулы относительно перехода от одного пространства к другому, снова делает мыслимым оборотничество и вообще чудо, а отказать в научности по крайней мере математической стороны этой теории может только неосведомленность в предмете и невежество в науке вообще.

Источник

Понятие Бога вытекает для мифологии с простейшей диалектической необходимостью. Даже больше того. Это понятие, как ясно из предыдущего, является условием мыслимости вообще. Ибо время мыслимо только тогда, когда мы, пусть незаметно для себя, оперируем категорией вечности; относительное мыслимо лишь тогда, когда в нашем разуме действует категория абсолютного, хотя она, в порядке недомыслия, и может отрицаться как необходимая. Словом, понятие Бога есть условие и цель мыслимости бытия как всего бытия, как цельного бытия. Вот почему понятие Бога рушится одновременно с разрушением интуиций цельности бытия вообще. Новоевропейская мысль не только отринула реальность Бога. Одновременно пришлось отринуть и реальность очерченного и обозримого космоса, т. е., как показано, мира вообще; пришлось отринуть реальность души, природы, истории, искусства и т. д.

Если Бог есть, то Он должен как-нибудь являться, несмотря ни на какую свою непознаваемость по существу. Если Он никак не является, то невозможно и говорить об Его бытии. Однако Бог идеально вмещает в себе все. Следовательно, Он должен являться во всем. Отсюда диалектическая необходимость, например, иконы. Но как же Он должен являться? Допустим, что Бог и мир – одно и то же (пантеизм). В таком случае: 1) богов бесчисленное количество, ибо бесчисленное количество общих и частичных проявлений мира; 2) все боги суть, собственно говоря, субстанциальные богочеловеки, и самые высшие боги и самые низшие; 3) общение с ними ничем принципиально не отличается от общения с другим родом богочеловеков, «людьми», и потому отпадает необходимость церкви и таинства. Следовательно, пантеизм есть всегда 1) политеизм, 2) сатанизм, 3) неразличение обряда и таинства. Но абсолютная мифология есть теизм. Следовательно: 1) абсолютная внеположность миру единственного личного Бога диалектически допускает только одно совершенное и субстанциальное, ипостасное воплощение Бога в инобытии; 2) абсолютная мифология допускает всех прочих людей к обожению только благодатному, энергийному, а не субстанциально-ипостасному; 3) общение с Богочеловеком возможно лишь в смысле таинства и его внешней организованности – Церкви.

Спорят и всегда спорили о бессмертии души. Весь вопрос – в том, хотите ли вы рассуждать чисто диалектически или как-нибудь еще, признавая за диалектикой только относительное значение. Я, впрочем, вовсе не настаиваю, чтобы вы рассуждали обязательно чисто диалектически. Во-первых, это не всегда требуется. Во-вторых, вы едва ли на это способны. В-третьих, вообще не важно, как вы хотите рассуждать. Я утверждаю только одно: если вы хотите рассуждать чисто диалектически (пожалуйста, не рассуждайте), то бессмертие души есть для мифологии примитивнейшая аксиома диалектики. В самом деле: 1) диалектика гласит, что всякое становление вещи возможно только тогда, когда есть в ней нечто нестановящееся; 2) душа есть нечто жизненностановящееся (человек мыслит, чувствует, радуется, страдает и т. д. и т. д.); 3) следовательно, в душе есть нечто нестановящееся, т. е. жизненно вечное. Душа бессмертна так же, как бессмертно все на свете, как бессмертна всякая вещь, – конечно, не сама по себе (ее можно уничтожить), но именно в своей нестановящейся основе. Если вы отрицаете бессмертие души, это значит только то, что вы не понимаете, как «бытие» и «небытие» синтезируются в «становление». Душа есть ведь только один из видов бытия.

Источник

Пасха2008

Русский атом завоёвывает мир



 пишет:

Атомная энергетика – неспешная отрасль, если смотреть за каждым новым событием на протяжении всего времени его развития. Весной 2012 года одна из крупнейших шведских генерирующих компаний «Vattenfal Nuclear fuel» подписала небольшой такой договор с российской компанией ТВЭЛ, в котором предусматривалась опытная поставка тепловыводящих сборок «ТВС-Квадрат» для проверки их эксплуатации в реакторе Рингхальс-3 (Ringhals-3). Шведы получали и получают топливо для своих ВВЭР-реакторов от Areva и Westinghouse – проверенные, надежные производители, топливный завод «Вестингов» и вовсе в самой Швеции расположен. Каким образом Росатом сумел уговорить шведов всерьез задуматься над диверсификацией – тайна за семью печатями, но господа викинги решились на этот шаг.

А дальше все в полном соответствии с анекдотами про «горячих эстонских парней». Шведские делегации проверяли каждый шаг, мотаясь по нашим производствам. Как обогащают уран, как спекают таблетки, правильно ли делают ребра жесткости из циркониевого сплава, как идет сборка… Напряженные изначально, к концу процесса они расслабились – ну, ни одного повода для малейшей претензии. И вот во втором квартале 2014 года сборки были доставлены в Швецию и были запущены в эксплуатацию – чтобы за ними следили самым тщательным образом каждый день топливной компании, которая на Рингхальз длится 4 года.

Свернуть

Казалось бы – следующая порция новостей может состояться не ранее 2018 года. Ну, или не состояться, если шведы обнаружат хоть малейшее отступление от регламента. Момент напряженный: от вердикта викингов зависит продвижение росатомовского топлива не только в Швецию, не только в Европу, но еще и в США и в Японию.


И вот пришла новость совершенно неожиданная, большая и ошеломительная – викинги окончательно махнули рукой на русское нахальство: ну, нету, нету ни одного повода, ни одной шероховатости, устали мы уже придираться! Тщательно подготовленная, выверенная «атака» успешно завершена: ТВЭЛ подписал контракт на поставку ядерного топлива конструкции ТВС-КВАДРАТ для АЭС «Рингхальс» в Швеции.

Этот контракт – начало нового, большого этапа в жизни советско/российского атомного проекта. Поставки не урановой руды (желтого кека), не обогащенного до реакторного уровня урана, а полных сборок – это и новое достижение в борьбе с конкурентами, и новые заказы для нашей самой высокотехнологичной продукции, новые стабильные места для наших атомщиков, новая работа для наших «ядерных» вузов. И, разумеется – заказы для всех смежных отраслей экономики, что немаловажно в наше непростое время.

Шведский проект Росатома

Пасха2008

Народный мастер России Елена Абрамова



Вот такой альбом выпустил Институт культуры. Правда, я не с первого раза одолел надписи. Поначалу думал, что это что-то иностранное. А последнюю строчку в кавычках и до сих пор не могу прочесть. Читатель может подумать, что слова, выделенные кавычками, принадлежат Елене Абрамовой. Но у авторов этого альбома, видимо, логика своя... Эти слова принадлежат перу великого, по мнению авторов, поэта Леонида Сафронова. Честно говоря, я слышу это имя впервые. Но теперь «персть земная» навсегда привязана к имени Елены Абрамовой.

И всё же появление такого альбома, со всеми его несуразностями вроде опубликованной работы, не принадлежащей «персти» Елены Абрамовой, я бы приветствовал. Хотя бы потому, что не так много у нас публикаций, посвящённых народным мастерам. А Елена Абрамова не просто мастер, хорошо знающий традиционную глиняную игрушку, а художник, имеющий свой взгляд на искусство керамики и умеющий творить из обычной глины великолепные композиции, не уступающие по мастерству и вкусу лучшим творениям народного искусства, формировавшегося веками.

 

Елена Абрамова. Композиция «Победа». Дипломная работа по мотивам старооскольской традиционной глиняной игрушки. Посвящена присвоению звания «Город воинской славы» Старому Осколу. 2012



Елена Абрамова. Композиция «Древо жизни». Работа для магистерской диссертации. 2014


К сожалению, эти композиции уже невозможно увидеть целиком. Вместо того, чтобы занимать достойное место в музее института, как и положено дипломным работам, они были раздарены по частям почётным гостям. А работы эти могли бы украсить стенды любого художественного музея.

И всё же, хотя бы на страницах альбома эти и многие другие работы, пусть и неграмотно оформленные (нет названия, даты изготовления, чрезмерно большие фотографии, маленькие фигурки на них выглядят монстрами), всё же какая-то часть работ даст представление о художественном вкусе и уровне мастерства Елены Абрамовой.

Весь альбом можно скачать в формате PDF. К сожалению, пришлось его сканировать, поскольку авторы не догадались выставить электронный вариант на сайте института. В результате сканирования, к сожалению, качество изображений ухудшилось. К счастью, все работы  можно увидеть на страничке Елена Абрамова В контакте

Пасха2008

Атеисту на заметку



Павел Полуян poluyan опубликовал свой доклад ещё 2004 года:

Мне пришло электронное письмо из Америки. Незнакомец по имени Дж. Кинг пишет: "Я серьезно покалечен, перенес девять операций, возможно, скоро умру. Скажите мне – есть ли научные данные о том, что моя жизнь продолжится после смерти...". Если честно, – меня это обращение удивило: неужели в США обнаружилась нехватка проповедников и требуется добрая весть из Сибири? Странная ситуация, в которой я оказался, нуждается в пояснении. Дело в том, что в науке сейчас совершается незаметный переворот – перед исследователями открываются запредельные горизонты, а ученым России в этой научной революции принадлежит ведущая роль.

Что касается марксизма-ленинизма, то поколениям советских студентов, которых в обязательном порядке заставляли конспектировать философскую книгу вождя, было о чем задуматься. У многих закрадывалось подозрение: а что если мысль тоже некая "объективная реальность"? Но где же она тогда располагается, если в пространстве оставлено место только для вещества и поля? На излете советского периода особую популярность приобрел термин "ноосфера" - сфера разума, название некогда придумал Владимир Вернадский, и словечко философам понравилось, но сути не прояснило. В годы перестройки стали доступны труды русских религиозных философов, в первую очередь Павла Флоренского. Этот удивительный человек начал свое научное поприще как физик, но потом стал православным священником. После революции он опубликовал ряд работ по физике - об электричестве, о диэлектриках, а также тоненькую брошюру "Мнимости в геометрии", где декларировал существование оборотной стороны пространственно-геометрической реальности, которую можно выразить через мнимые, комплексные числа. В конце 30-х годов ученый был арестован органами НКВД, о его дальнейшей судьбе известно мало, возможно, часть его работ сохранилась в архивах секретных «шарашек».

В последние годы стали вырисовываться четкие контуры синтетической теории, объединяющей фундаментальные основания геометрии и алгебры. Французский математик Александр Гротендик, входивший в знаменитую группу Бурбаки, написал трактат, который так и назывался "Элементы алгеброгеометрии", однако его не поняли и изгнали из научного истеблишмента - он переселился в провинцию и занялся медитацией [12]. В России алгебры Гротендика завоевали популярность, а вот на английский язык его книга так и не переведена (зато идеи Гротендика, искаженные в прямых извилинах имитаторов, активно растаскиваются по научным углам). Стоит упомянуть здесь также финских логиков и израильских математиков, обосновавших правомерность нестандартной логики и нестандартного математического анализа. И опять та же история: в России нестандартные подходы находят своих сторонников (в Красноярске, например, философ Александр Григорьев построил особую семантическую полилектическую логику [13]), а на Западе новые идеи уродуются, подвергаясь идеологическим искажениям.

Естествознание минувшего тысячелетия дало "на выходе" картину мира, где в 4-мерном пространстве-времени движутся частицы и поля, однако параллельно с геометрическими подходами шло развитие алгебраических понятий, которые воспринимались многими учеными лишь как служебный язык, на котором мы выражаем природные закономерности. И вдруг оказалось, что алгебра позволяет моделировать Универсум как-то по особенному, а ЧИСЛА - это не придуманные нами "раз, два, три", а реальные сущности, обитающие в своем собственном мире, который лежит "по ту сторону". Это не образное выражение: традиционный 4-мерный пространственно-временной континуум легко выворачивается наизнанку, если три его пространственных измерения сделать временнЫми и использовать те самые "мнимости в геометрии", о которых говорил Флоренский. Новая космология основывается на объединении геометрического пространственно-временного континуума и алгебраического кватернионного время-пространства. Это кватернионное время-пространство "образуется" не геометрическими точками, а ориентированными вращательными моментами, напоминая магнитную пленку в видеокассетах, где ориентация намагниченных доменов передает изображение и звук. Это "потустороннее пространство" - РЕАЛЬНО СУЩЕСТВУЮЩЕЕ математическое многообразие, где протекают независимые от нашего сознания информационные процессы, а объективная сущность, выступающая ныне под именем Информация, становится полноправным участником Универсума наряду с тем, что именуется сейчас Вещество и Поле.

Парадоксальная ситуация сложилась: современная цивилизация основана на использовании информационных процессов, объективность информации стала поистине осязаемой, однако эту объективность по-прежнему связывают только лишь с нервными импульсами и сигналами, а такие важнейшие характеристики информации, как Смысл и Значение, считаются всего лишь субъективно-психологическими условностями. Видимо, пора признать, что в новой космологии Информация, Смысл, Значение занимают важнейшее место. Доказательству этого утверждения посвятил свою жизнь знаменитый математик-философ, профессор МГУ Василий Налимов - сегодня его идеи, как никогда, востребованы

Самое поразительное следствие этой новой космологии: суть в том, что весь так называемый "материальный мир" оказывается тонким потенциальным барьером, через который осуществляется информационное взаимодействие между сопряженными и дополнительными частями Универсума. Математически говоря, мы живем "внутри" мнимой единицы, сопрягающей противоположные грани БОЛЬШОГО МИРА, выражаемые в геометрическом и алгебраическо-числовом континуумах, а границы НАШЕГО МИРА обозначены для нас фундаментальными физическими константами - скоростью света и постоянной Планка, деленной на квадрат электронного заряда. Это - границы микро- и мегамасштабов физической вселенной, а вот откуда приходит и куда уходит "информационная сущность", именуемая душой, остается для нас неведомым...

От этого следствия новой космологии "прямоугольномыслящие" доктринеры не в восторге - тут ведь та самая неудобная метафизика. Но критерии строгости - дело привычки, а наука ныне оказалась в положении, в котором она находилась во времена своего зарождения, когда ученые использовали для познания мифологический язык, логически неопределенные понятия и наглядно-художественные образы. Однако в новом тысячелетии эйдосы уступают свое место Логосу, - поэтические размеры задают ритм будущей научной теории, которая позволит людям логично и последовательно связать воедино все, что пока остается за рамками "научной картины мира".

Весь доклад здесь: Квантовое сознание или мысль-материя?

Пасха2008

Дарвин-то думал иначе...

 

Кропоткин оправдывает Дарвина и ругает дарвинистов:


Хотя сам Дарвин, для своей специальной цели и употреблял слова «борьба за существование» преимущественно в их узком смысле, он предупреждал, однако, своих последователей от ошибки (в которую, по-видимому, он сам, было, впал одно время) — от слишком узкого понимания этих слов. В своем последующем сочинении, «Происхождение Человека», он написал даже несколько прекрасных сильных страниц, чтобы выяснить истинный, широкий смысл этой борьбы. Он показал здесь, как в бесчисленных животных сообществах борьба за существование между отдельными членами этих сообществ совершенно исчезает и, как, вместо борьбы, является содействие (кооперация), ведущее к такому развитию умственных способностей и нравственных качеств, которое обеспечивает данному виду наилучшие шансы жизни и распространения. Он указал, таким образом, что в этих случаях «наиболее приспособленными» оказываются вовсе не те, кто физически сильнее или хитрее, или ловчее других, а те, кто лучше умеет соединяться и поддерживать друг друга, как сильных так и слабых, — ради блага всего своего общества. «Те общества, — писал он, — которые содержат наибольшее количество сочувствующих друг другу членов, будут наиболее процветать, и оставлять по себе наибольшее количество потомства». (Второе английское издание, стр. 163). Выражение, заимствованное Дарвином из Мальтусовского представления о борьбе всех против каждого, потеряло, таким образом, свою узость, когда оно переработалось в ум человека, глубоко понимавшего природу.

К несчастью, эти замечания Дарвина, которые могли бы стать основою самых плодотворных исследований, прошли незамеченными — из-за массы фактов, в которых выступала, или предполагалась, действительная борьба между индивидуумами из-за средств существования. При том же, Дарвин не подверг более строгому исследованию сравнительную важность и относительную распространенность двух форм «борьбы за жизнь» в животном мире: непосредственной борьбы отдельных особей между собою и общественной борьбы многих особей — сообща, и он не написал также сочинения, которое собирался написать, о природных препятствиях чрезмерному размножению животных, каковы засуха, наводнения, внезапные холода, повальные болезни и т.п.

Между тем, именно такое исследование и было необходимо, чтобы определить истинные размеры и значение в природе единичной борьбы за жизнь между членами одного и того же вида животных, по сравнению с борьбою целым обществом против природных препятствий и врагов из других видов. Мало того, в той же самой книге о происхождении человека, где он писал только что указанные места, опровергающие узкое мальтузианское понимание «борьбы», опять-таки пробивалась мальтусовская закваска, — например, там, где он задавался вопросом: следует ли поддерживать жизнь «слабых умом и телом» в наших цивилизованных обществах? (гл. V). Как будто бы тысячи «слабых телом», поэтов, ученых, изобретателей и реформаторов, а также так называемых «слабоумных энтузиастов», не были самым сильным орудием человечества в его борьбе за жизнь, — борьбе умственными и нравственными средствами, значение которых сам Дарвин так прекрасно выставил в этих же главах своей книги.

Затем с теорией Дарвина случилось то же, что случается со всеми теориями, имеющими отношение к человеческой жизни. Его последователи не только не расширили ее, согласно с его указаниями, а напротив того, сузили ее еще более. И в то время, как Спенсер, работая независимо, но в сходном направлении, постарался до некоторой степени расширить исследование вопроса: «кто же оказывается лучше приспособленным?» (в особенности в приложении к третьему изданию «Data of Ethics»), многочисленные последователи Дарвина сузили понятие о борьбе за существование до самых тесных пределов. Они стали изображать мир животных, как мир непрерывной борьбы между вечно голодающими существами, жаждущими каждое крови своих собратьев. Они наполнили современную литературу возгласами: «Горе побежденным!» и стали выдавать этот клич за последнее слово науки о жизни.

П.А. Кропоткин. Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса.
М.: Голос труда, 1922
.

Пасха2008

60 лет с запуска первого компьютера в СССР

Оригинал взят у sdelanounas_ru в 60 лет с запуска первого компьютера в СССР и континентальной Европе (видео)
  Originally posted by yanzz. at 60 лет с запуска первого компьютера в СССР и континентальной Европе (видео)

 

 Источник фото: liveinternet.ru

Компания Google в своем блоге отметила интересную дату — годовщину ключевого события в европейской истории создания компьютера. Шестьдесят лет назад, 25 декабря 1951 года, в Киеве Академия наук СССР официально признала МЭСМ — новаторский проект Сергея Лебедева. Мировое научное сообщество считает МЭСМ — Малую Электронную Счетную Машину — первой полностью электронной вычислительной машиной в Советском Союзе и во всей континентальной Европе.

Кстати, разработка данного проекта стартовала в далеком 1948 году. Примерно через два года вычислительную машину смонтировали под Киевом в здании бывшего монастыря. Еще через год этот компьютер был принят комиссией Академии наук, после чего официально введен в эксплуатацию. Стоит отметить, что в те времена такие машины имелись в арсенале только у Америки и Англии.

В 1950 году ЭВМ была введена в эксплуатацию. Спустя несколько лет МЭСМ стала самым быстродействующим компьютером в Европе.
Collapse )
Пасха2008

Гиперборея



Жарникова Светлана Васильевна, заместитель директора по науке Вологодского областного научно-методического центра народного творчества, кандидат исторических наук, этнограф.
Член научно-общественного движения "Северная Традиция". Более 20 лет занимается исследованиями Гипербореи, по крупицам собирая информацию, восстанавливая облик удивительной страны, не менее легендарной, чем знаменитые Атлантида и Шамбала. Однако, где находятся эти страны, до сих пор никто точно не знает, а вот Гиперборея обретает вполне конкретные очертания - она совсем рядом, а мы являемся потомками ее жителей.

Все мы учились в школе, где нам говорили, что наши предки жили в лесу, поклонялись языческим богам и оставались дикарями до тех пор, пока не пришло христианство и не образумило нас. Смущает то, что все истинные знания о том периоде нашей истории были уничтожены вместе с волхвами, которых буквально «вырезали под корень». Кто и зачем это сделал – вопрос остается открытым..

С территорией Русского Севера дела обстояли и того хуже. Считалось, что во время последнего оледенения все эти земли были покрыты ледником, и поэтому люди здесь жить не могли. Когда же ледник, наконец, растаял – это произошло примерно 8 тысяч лет назад – сюда из-за Урала пришли финноугры, которые продолжали жить в своем самобытном стиле, то есть заниматься охотой, рыболовством и собирательством. Позднее до этих мест добрались славяне, смешались с финноуграми и получилось то, что мы имеем сейчас. Такова официальная версия нашей истории. Но так считают не все.

Еще в середине XIX века ректор Бостонского университета Уоррен написал книгу, которая называлась «Найденный рай или Жизнь человечества у Северного полюса». Книга выдержала 10 изданий, последнее из которых появилось в Бостоне в 1889 году.
На русский язык книга не переводилась. Такая работа проводится только сейчас. Переводчица утверждает, что она потрясена – Уоррен, работавший с источниками на 28 языках, проанализировал мифы всех стран мира вплоть до экваториальной Африки и Центральной Америки и пришел к выводу, что во всех мифологических системах рай находится на севере. Более того, Уоррен считает, что душа Земли или ее информационный полюс тоже находится над Северным полюсом.

В начале XX века перед учеными встало множество вопросов по отношению к финноуграм, как к нашим предкам. Лингвисты не могли понять, почему в северорусском языке практически отсутствуют финно-угорские слова. Антропологи удивлялись, почему лица североруссов совершенно не похожи на лица своих «предков». Например, население Олонецкой губернии имело самое удлиненное лицо из всех европейских народов, а выступание лицевых костей было в 3 раза больше, чем у финноугров.

Северяне и финноугры совершенно по-разному строили дома. У них не были похожи национальные орнаменты. Вызывали недоумение названия сел, рек, озер. Академик Соболевский еще в 20-е годы писал: «…подавляющее большинство названий рек и озер русского Севера происходит из какого-то индо-европейского языка, который я, до подыскания более подходящего термина, именую скифским». Наука обвинила академика в маразме. Правда, в 60-е годы появилась работа шведского исследователя Гюнтера Йохансона, который, проанализировав топонимию всего севера, пришел к выводу, что все местные названия имеют индо-иранскую основу. Тогда еще не могло прийти в голову, что все было наоборот – индо-иранские языки имеют северорусское основание. И тут грянул гром. Collapse )

Татьяна Яковлевна Елизаренкова, переводчик гимнов Ригведы, утверждает, что ведический санскрит и русский язык максимально соответствуют друг другу. Сравним, казалось бы, такие далекие друг от друга языки. «Дядя» – «дада», «мать» – «матри», «диво» – «диво», «дева» – «дэви», «свет» – «швета», «снег – снега»: здесь первое слово русское, а второе – его аналог на санскрите.
Русское значение слова «гать» – дорога, проложенная по болоту. На санскрите «гати» – проход, путь, дорога. Санскритскому слову «драть» – идти, бежать – соответствует русский аналог – «драпать»; на санскрите «радальня» – слезы, плач, на русском – «рыдания».
Иногда, сами того не сознавая, мы используем тавтологию, дважды употребляя слова с одинаковым смыслом. Мы говорим «трын-трава», а на санскрите «трин» и значит трава. Мы говорим «дремучий лес», а «дрема» и значит лес.

В вологодских и архангельских диалектах сохранилось много санскритских слов в чистом виде. Так северорусское «бат» означает «может быть»: «Я, бат, к тебе завтра зайду». В санскрите «бат» – поистине, может быть. Северусское «бусь» – плесень, копоть, грязь. На санскрите «буса» – отбросы, нечистоты. Русское «кульнуть» – упасть в воду, на санскрите «кула» – канал, ручей. Примеры можно приводить до бесконечности.

Так что выражение «все мы братья» имеет вполне реальную основу. Сейчас территория бывшей Гипербореи представляет собой гигантское «белое пятно» – там нет людей, дорог и населенных пунктов. Но именно там находятся знания древней цивилизации, ставшей прародительницей многих народов Земли. Если мы не хотим оставаться «Иванами-безродными», нужно отправляться на поиски своей собственной истории. Тем более, что все это находится совсем рядом.

Источник