Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Пасха2008

Письма из Америки. Рождественский детектив

 

ИЛЬЯ ШУЛЬМАН

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ДЕТЕКТИВ

Уже слегка подташнивало от вездесущей песенки «Джингл белз», а Рождество все не наступало. Вместо благостного умиротворения на лицах проступали беспокойство и страх не успеть с подарками к празднику, не успеть надписать поздравительные открытки, не успеть, не успеть, не успеть…

 В реабилитационном центре городка Копле, как всегда бывало под Рождество, беспокойство сквозило даже в пропитанном лекарствами воздухе. Многих больных забрали родственники, оставшиеся неприкаянно слонялись по коридору. Они тоже хотели куда-нибудь не успеть, однако успевать было некуда.

САЛЛИ

 Вот, тихо подкравшись, вредная старушка Салли  нежданно-негаданно вмешивается в мирную кухонную беседу медсестричек:

 — В утку с яблоками надо добавлять розмарин!
 — А ты приняла дневные таблетки? Я их оставила на столике у кровати, — ловко отшивает ее чернокожая Мелисса.
 — Синенькие? — теряется Салли.
— Любые. — Мелисса улыбается и укоризненно встряхивает неисчислимыми косицами-дредами. — Вот мы сейчас вместе и проверим, да, Салли?

Но та независимо скрывается за дверью своей комнаты. Если решит, что с ней разговаривали невежливо, — жди жалобы. Особенно старушка любила жаловаться комиссии департамента здравоохранения. Про комиссию она догадывалась по торжественному шороху в коридоре, обряжалась в лучшее платье и, выскочив чертиком из коробочки, заявляла, что на нее кричат и совсем не кормят. Комиссия сначала пугалась. Потом кипела гневом. Позже, углядев в личном деле диагноз «Начальная стадия болезни Альцгеймера», успокаивалась.

 Реабилитационный центр радушно принимал в свои медицинские объятия кого угодно — лишь бы платили: сам страждущий пациент, родственники, городской фонд помощи неимущим, страховка — без разницы. Деньги не пахнут, а лишь чуток отдают протертым линолеумом и немножко болью. Кто-то, направленный сюда, к примеру, из госпиталя для восстановления после хирургической операции или инфаркта, рано или поздно выписывался. Те, кому выписываться некуда, оставались навсегда. Профессиональный уход — во всех смыслах — гарантировался.Collapse ) 

«Душевные встречи» № 24 декабрь 2018

Полная авторская версия размещена на Прозе.ру

Адреса для подписки:

https://podpiska.pochta.ru/press/П2460

https://7udach.com/journal/dushevnye_vstrechi/

Группы:
«В контакте»
https://vk.com/club164671617
в «Одноклассниках» https://ok.ru/dlyachit

Пасха2008

Уроки классики. Читая Паустовского 9. Жестокость



Однажды ночью, слушая радио «Звезда», услышал главы из «Повести о жизни» Константина Паустовского. И хотя я не большой любитель электронных текстов, но всё-таки скачал себе все шесть книг и с огромным удовольствием читал много вечеров. Вспомнил времена Литинститута, когда делались выписки для контрольных работ. Но теперь я делал выписки просто для себя, благо, в электронном виде это очень просто. Теперь буду делиться этими выписками со своими читателями в Сети. Может быть, кто-то, как и я, возьмётся читать замечательную повесть о жизни великого русского писателя.

КОНСТАНТИН ГЕОРГИЕВИЧ ПАУСТОВСКИЙ (1892-1968)

ПОВЕСТЬ О ЖИЗНИ

Автобиографическая «Повесть о жизни» К. Г. Паустовского состоит из шести книг «Далёкие годы», «Беспокойная юность», «Начало неведомого века», «Время больших ожиданий», «Бросок на юг», «Книга скитаний».

Извлечения сделаны по электронному варианту, поэтому ссылок на страницы и издание нет. Но выписки расположены последовательно и их легко найти в печатном тексте.

22.

Несколько раз в жизни мной овладевала мысль о соседстве мирной и безмятежной природы с человеческой жестокостью.

Впервые эта мысль потрясла меня и довела до ярости на человека, когда в 1919 году в Полесье я увидел мальчика лет десяти, убитого бандитами в то время, когда он сидел на колосистом берегу реки Уж и удил рыбу самодельной ореховой удочкой. Солнце горело над ним, а теплый ветер медленно проносил по небу пушистые облака.

Бандиты из какого-то подлого отряда какого-то подлого батьки Струка заметили мальчика с другого берега реки и, гогоча, расстреляли его как мишень.

Местные лесовики, боясь бандитов и потому как бы оправдывая их, говорили, что «хлопцы» были пьяные. Но в том, что пьяный человек становится хуже самого грязного скота, нет для людей никакого оправдания.

Я никогда не забуду нагретые солнцем волосы мертвого веснушчатого мальчика, — милые, выгоревшие, детские и какие-то беспомощные волосы. На лицо мальчика я не смотрел. Но этот день моей жизни я буду помнить до смерти. Я не решался рассказать о нем никому, даже маме, чтобы не омрачить ее жизнь. Только сейчас я впервые заговорил об этом.

23.

Бабель украдкой посматривал на Евгению Борисовну. Я впервые заметил выражение растерянности на его лице. Оно сделалось совсем детским. Мне даже показалось, что у Бабеля задрожали губы. Что-то тревожное творилось на душе у нее и у него, мне тоже стало не по себе, — призрак старых семейных бед моей молодости возник внезапно и не к месту. Я подумал, что нет в мире ничего более счастливого, чем согласие между родными людьми, и ничего страшнее умирания любви, — никем из любящих не заслуженного, необъяснимого, вползающего в жизнь с незаметным упорством.

24.

Меня всегда удивляет одно обстоятельство: мы ходим по жизни и совершенно не знаем и даже не можем себе представить, сколько величайших трагедий, прекрасных человеческих поступков, сколько горя, героизма, подлости и отчаяния происходило и происходит на любом клочке земли, где мы живем. Мы просто не подозреваем об этом.

А между тем знакомство с каждым таким клочком земли может ввести нас в мир людей и событий, достойных занять свое место в истории человечества или в анналах великой, немеркнущей литературы.

Первая часть
Вторая часть
Третья часть
Четвёртая часть
Пятая часть
Шестая часть
Седьмая часть
Восьмая часть

Пасха2008

Анатолий Папанов. В России опять то пожар, то потоп...



АНАТОЛИЙ ПАПАНОВ

НАШИ КАТАКЛИЗМЫ

Из рукописи (2017)


НАШИ КАТАКЛИЗМЫ

В России опять то пожар, то потоп,
Сплошные грядут катаклизмы.
Как жаль, не дожил наш народ
До грёбаного коммунизма.
Начальство в осадке,
Амур на подъём,
Песка не хватает нам дабы
Засыпать до Тихого весь водоём,
Построить нормальные дамбы.
Дожди заливают весь Дальний Восток.
В Кремле всё-то охают, ахают.
Купить у евреев хотели песок,
А те посылают нас на хрен.
Тогда мы к арабам:
— Продайте чуток.
Готовы! На то и арабы.
Условие ставят — за каждый мешок
Давайте две русские бабы.
К соседям китайцам пошли на поклон —
Хлопушками небо б взорвали.
Китай он Китай, вот и требует он,
Чтоб им пол-Сибири отдали.
Японцам всё снятся и снятся во сне
Курилы и пол-Сахалина.
«Варяг» не сдаётся, и верится мне —
Мы сами построим плотины.
Европа, Америка — всё ерунда,
Австралия, Африка тоже.
Ведь мы не сдавались нигде, никогда,
Прогнёшься — себе же дороже.
Ну что ж, перетерпим мы, переживём,
А летом всё солнце просушит.
Начнутся пожары, и мы запоём:
— Россия! Шестая часть суши!
И выпьем по новой, нас не запугать!
Плевать, что хреново с закуской.
И вспомним мы Бога, и душу, и мать —
Мы русские, русские, русские.

2013



*  *  *


      Богово — убогому,
      а кесарю — увы...
           Николай Гладких


Партбилет сменили на свечу.
И на стенах новые портреты.
Им любое дело по плечу.
Власть в своих осталась кабинетах.
Дальше в креслах будут сыновья,
Очередь дойдёт, и сядут внуки.
Мать-Россия! Приговор, статья.
Дураки, дороги, воры, суки.
Деды их сжигали купола.
И кресты, и старые иконы.
Молотом разбив колокола,
Утешали душу самогоном.
Сыновья и внуки их теперь
Ходят в храмы, учатся креститься.
Гордо открывают в церковь дверь.
Думая — забудется, простится.
Держатся святее всех святых,
Ведь вложили деньги в эти стены.
Но давно всё сказано про них —
Где Иуды, там всегда измены.
Не нужна опять им буква «эр».
Рубль не нужен, доллар — за границу.
Развалив страну эСэСэСэР,
Строят виллы на Канарах, в Ницце.
Словно им вселился бес в ребро.
И горят глаза от нетерпения.
Продают народное добро —
Бывшую российскую империю.
Что сказать? Господь им всем судья.
Власть у нас всегда чуть выше Бога.
Эх, Россия! Странница моя,
Птица-тройка, дальняя дорога.



*  *  *

Гуляют негры по городу,
Гуляют негры по холоду.
Им не нравится дома
В жаркой солнечной Африке.
Жить хотят по другому
Чернокожие гаврики.

Мы их учим и учим.
Только что вот получим?
Ведь не знаем, не ведаем —
Вдруг живём с людоедами?


Читать всю подборку на Литературной Белгородчине

Страница Анатолия Папанова на ЛБ
Пасха2008

Юрий Перминов: Плюнуть в рожи вандалам...



Омский писатель Юрий Перминов бьёт тревогу:

В августе 2001 года к 285-летию Омска по инициативе руководителя Общества коренных омичей В.И. Селюка была основана мемориальная Аллея литераторов. Первым установили памятный камень Леониду Мартынову, со словами на гранитной доске: «Капитану воздушных фрегатов Леониду Мартынову от омичей». Он и жил когда-то неподалёку от этого места, а бульвар, на котором открыта аллея, носит его имя.

К настоящему времени увековечены имена многих поэтов и прозаиков, чьи судьбы стали неотъемлемой частью истории Омска – Леониду Мартынову (дата установки – август 2001 года), Георгию Вяткину (август 2002 года), Павлу Васильеву (август 2003 года), Антону Сорокину (август 2004 года), Тимофею Белозерову (август 2005 года), Иннокентию Анненскому (август 2006 года), Роберту Рождественскому (август 2007 года), Борису Пантелеймонову (август 2008 года), Петру Драверту (август 2009 года), поэтам-фронтовикам Георгию Суворову, Борису Богаткову, Иосифу Левертовскому, Николаю Копыльцову, Сергею и Владимиру Добронравовым (май 2010 года), Аркадию Кутилову (июль 2010 года), Вильяму Озолину (август 2011 года), Феоктисту Березовскому (август 2012 года), Ивану Петрову (август 2013 года), Марии Юрасова (июль 2014 года), Петру Ребрину и Петру Карякину (июль 2015 года).

26 августа сего года, около полудня Владимир Селюк… не обнаружил на Аллее литераторов памятный камень Ивану Фёдоровичу Петрову, писателю-фронтовику, краеведу, автору 28 книг, большинство из которых состоят из публицистических очерков-исследований, посвящённых Сибири и сибирякам. Памятного камня не было на своём месте уже ранним утром, стало быть, его вывезли в «неизвестном направлении» либо поздним вечером, либо под покровом ночи…

Оказывается на этом месте частная компания ООО «Зодиак-1» решила построить офисное здание. Выкравшие памятный камень (он принадлежит Обществу коренных омичей), надругавшиеся над памятью о писателе-фронтовике строители офисов – преступники, моральные уроды. Пусть тащат меня в суд за мои слова, но это даже хорошо – появится возможность хотя бы плюнуть в рожи вандалам.

ВАНДАЛИЗМ

Пасха2008

Анастасия Кинаш. Мёртвый язык искренней, чем живой...



Уже думал, что в этом году у меня больше не будет поэтических потрясений. Но вот пришла рукопись Анастасии Кинаш и я перечитываю и перечитываю её, то со слезами, то с восторгом, то с завистью... Неужели поэзия возвращается? А что скажет жюри «Нежегольской тропы»?

АНАСТАСИЯ КИНАШ

Студентка филологического факультета НИУ БелГУ. В детстве любила калькуляторы больше барби, а футбол любила больше создания пасочек.  Потом что-то пошло не так, и внутренняя девочка одержала победу. Стихи начала сочинять в детстве, но только совсем недавно они стали похожи на стихи. Много читаю, мало путешествую. Изучаю иностранные языки, хотя с математикой моя дружба крепче. Несмотря на третий курс филфака за плечами, до сих пор пунктуационно безнадежна.


МЁРТВЫЙ ЯЗЫК

1.

Вырвется слово
И упадёт стрелой
В травы тугие, в мяту и зверобой,
Птицей без неба
Выгнется,
Задрожит.
Каждое слово
Мёртвое
Хочет жить.
Кровью питаться, под языком болеть...
Слову без боли в небе бездонном —
Смерть,
Слову без неба биться ершом о лёд,
Мёртвое слово
Дольше живых
Поёт.
Мёртвое слово знает,
Оно — мертво.
Не прикасайся,
Не изрекай
Его.


2.

Выткется песня,
Спицей воткнётся в плоть.
Будет кусаться,
Жалиться,
И колоть,
В мясо вгрызаться, жадно в себя тянуть
Сладкую негу сердца,
Ночную жуть
Снов желтоглазых,
Зова кошмарных чащ...
Мёртвая песня —
В горле осколок,
Хрящ.
Не заглотить, не оборвать контакт,
Криком хрипи, не выхрипишь этот мрак,
Не онемеешь,
Не приручишь слова,
Мертвая песня знает — она мертва.
Клацает пастью,
К жизни ревнует звук
Мёртвая песня — жадный до мух паук.
Не обращайся к ней от тоски немой,
Не приручай её,
В тишине не пой.


3.

Вырастет голос из человека
Сам
Станет звучать
Эхом
То тут, то там,
Сталью нальётся острый клинок —
Стрела.
Только помедлил
Смотришь —
Вы-ле-те-ла.
Трубы заплачут —
Первый сигнал конца.
Бог позовёт нас
Голосом мертвеца.

Позже составят
Азбуку,
Обратят
Наши страданья
В буквенный чёрный ряд,
Наши молитвы —
В тесный фонемный строй.

Мертвый язык искренней, чем живой...

 

ДОЧКИ-МАТЕРИ

Проще, конечно, всё переделать тщательно,
Но, дорогая, слушай — отсчёт пошёл.
Дай ты ему хоть в детстве побыть мечтателем,
Выучить речь чаек и диких пчёл.

Пусть он услышит трав разноцветных пение,
Пусть разгорится, пусть порастёт дичком.
Ты прояви к нему хоть чуть-чуть терпения,
Не закрути раньше поры волчком.

Небо пастельное всё в самолетных росчерках,
Красное море лижет песок у ног.
Знаешь, ведь он когда-нибудь обесточится,
Станет как ты — полностью одинок.

Не тормоши, не торопи с закалкою,
В строну не спеши оттолкнуть скорей.
Взрослые девочки, не наигравшись салками,
Плохо играют в ласковых матерей.

 

ЖУРАВЛИКИ

Иногда я боюсь, что не выдержит главный нерв
Лопнет, звякнет струной, обнуляя заветный счётчик.
Вера в страшное — популярнейшая из вер,
Я кошмары в ладонях верчу будто это чётки.

Я не ем третий день, третий день за стеклом шуршат
Белоснежные крылья птичьи, всё ближе, ближе...
У меня от тоскливой жути узлом душа
Завернулась в нутре. Посмотрю — никого не вижу.

Этот август отравлен, пропитан насквозь бедой,
На больничной кровати бумажная птичья стая.
Медсестра разбивает гранёный стакан с водой,
Она тоже боится так долго стоять у края.

Где повсюду голодные тени и журавли,
Как присяжные, смотрят пронзительно и безглазо.
Дочка шепчет мне в ухо:

— Все духи уже ушли,
Они знают, что мне недолго держать заразу
Под контролем, так, чтобы она не вгрызалась в плоть,
Не сосала с животным восторгом живые соки...

Сколько нужно журавликов выставить мне, Господь,
Чтобы смерть схоронилась в болотах среди осоки?
Сколько нужно сложить треугольных голов и крыл?
Сколько вынести приступов и телефонных трелей?
Я боюсь иногда, мне однажды не хватит сил,
Чтобы сквозь птичий строй подойти, подползти к постели...

Этот август закончится. Следом я знаю — тьма,
Мертвецы у кровати и тени в саду под вишней...
Солнце тонет в стекле. Я, наверно, сойду с ума.
Журавли, журавли шелестят по ночам над крышей.

 

ТРИДЕВЯТОЕ ЦАРСТВО

Ни двора, ни кола... Выйдешь — лает метель,
Путеводную нить в ночь унёс коростель,
Щука сдохла в пруду, заартачилась печь,
И в углу заржавел зачарованный меч.

В тридевятом дефолт, неразменный пятак
На базаре помочь не сумеет никак,
Одичали сады, застоялась река,
Посадили на трон дураки дурака.

Не кручинься Иван, жизнь не сказка, а быль —
Жидковатый кисель, золочёная пыль.
Ни кола, ни двора — замок сдан до поры
И корона твоя из кленовой коры.

Хорошо дуракам! — говорят на миру,
Хорошо той же пьяни на бражном пиру,
Ты и хмелен и глуп, а в груди жжёт до слёз,
Обменял бы всё царство за шёпот берёз.

 

СЁСТРЫ МИЛОСЕРДИЯ

— Господи, не пусти меня в мясорубку,
иже на небеси, дорогой отец...

— Глупая девочка, с вами не шутят шутки,
Это дорога тянет в один конец.
Будешь лечить и мастерить припарки,
Будешь снимать ладонью последний жар...
Красные всадники,
Белые санитарки,
Промысел Божий или Его кошмар.

— Отче, послушай, дай мне немного света.
Я не умею, смертная, тьму пугать...

— Добрая девочка, что ты отдашь за это?
Что это будет — зло или благодать?
Свет не даётся запросто, без процентов,
Свет выжигает жизнь, изнутри болит...
Лучше скажи мёртвому пациенту,
Что он ещё сможет чуть-чуть пожить.

— Пастырь всеобщий, не разразись грозою.
Знаю, ты занят — но в этот раз ответь.
Ты разреши мне горькой своей слезою,
Выгнать, хоть на день, кривую старуху смерть...

— Смелая девочка, зря ты дразнишь чудовищ,
Им тебя съесть — раз плюнуть, в один укус.
Вечная дрёма — лучшее из сокровищ,
Тем кто забыл хлеба земного вкус.
Ты не ропщи на безголосых духов,
Ты не пугай воронов за окном.
Пусть посидит в чёрном углу старуха
Ей и тебя в путь провожать потом.

— Боженька милый, ты не грусти, не надо.
Всё устаканится, мы ещё будем жить,
Мы обязательно средство найдём от яда,
Снова засеем чёрное поле ржи...
Только не засыпай в небесах горячих,
Только не забывай зажигать маяк...

— Мёртвая девочка, Бог никогда не плачет.
Хочет порою,
Только не знает как.
Ты не волнуйся, не оборвётся пенье
Не прекратят звенеть голоса детей.

Девочки-девочки,
Искорки милосердия
Как объяснить вам,
Что вы и Его сильней?


Читать рукопись Анастасии Кинаш на Литературной Белгородчине

Страница «Нежегольской тропы» на ЛБ

Пасха2008

Стихи ушедшего сегодня поэта



Из поста Станислава Минакова узнал, что «Сегодня утром, 16 августа 2016 года, ушел из жизни любимый муж, папа, поэт Владимир Геннадьевич Яковлев». Я не знал его ни лично, ни по стихам, но теперь понимаю, что это был замечательный русский поэт.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ

*  *  *

Смертью тронут, жизнью трачен
И не должен никому,
Я бреду рассветом грачьим
В гиблом яблочном дыму.

В тихом омуте больничном,
Где рассвет похож на бред,
Был застукан я с поличным
Медсестрой, идущей вслед.

И по зыбким коридорам,
Под неоновым дождем
В мутном облаке бредовом
Был на пост препровожден.

Чтобы заспанный охранник,
Отпустил меня за так,
Чтоб навек я сгинул в ранних
Зябких яблочных садах.



*  *  *

В сырых, промозглых ноябрях
Он кровью ледяной набряк,
Как эти листья, эта почва,
Куда нам всем придется лечь.
Да только не об этом речь.
Речь не об этом. Это точно.

А речь о том, что смерти нет,
А есть лишь этот Божий свет,
Где греки осаждают Трою,
Где вечных звезд круговорот
И куст калины у ворот,
Налитый ледяною кровью.



БУДЕМ

Будем порванный невод чинить –
Из пространства выпутывать нить
И сшивать деревянной иглой
Свежий ветер с рассветною мглой.

Будем лодку смолить ввечеру.
Будем жизни тянуть бечеву
Сквозь железные звенья излук,
Через темные воды разлук.

На закате подняв паруса,
Будем плыть сквозь ночной палисад
Между белых весенних стволов
По течению смыслов и слов.

А когда станет в небе светать,
Будем невод по небу метать –
И процеживать звездную медь,
И вытягивать легкую смерть.

И держать перед Богом ответ
За весь этот неправедный свет.



ЗВЕЗДА МОЯ

Где-то там, за метелью слепой,
На краю мироздания,
Где стоят сельсовет и сельпо,
Тихо светит звезда моя.

Этот свет, он ни с чем не сравним,
И плывет, как мелодия,
Над снегами холодных равнин,
Где лежит моя родина.

Где лежат моя скорбная мать
И мой батя израненный.
И клубится вселенская тьма
В их окне за геранями.

И молчат в занесенных полях,
Там полегшие воинства.
Лишь поземка бежит через шлях,
Как отставший от поезда.

И луна бьет хвостом в полынье.
Да звезда моя дальняя,
Не мигая, горит в полутьме
На краю мироздания.


Владимир ЯКОВЛЕВ. Речь о том, что смерти нет

Пасха2008

Свою не услышишь...



ВИТАЛИЙ ВОЛОБУЕВ
Если вспомнить...


СВОЮ НЕ УСЛЫШИШЬ

Отец редко рассказывал о войне. Но однажды он вспомнил, как впервые попал на передовую. Молодые на каждый свист пули пригибалась, а старики посмеивались над ними. Один старый фронтовик сказал отцу:

— Свою пулю не услышишь. Если услышал, это уже не твоя.

Когда у меня однажды, после внезапной смерти близкого человека, случился невроз — меня стал мучить страх такой же смерти — я вылечился без помощи врачей только этой фразой. И всем рекомендую…

2008

Страничка Николая Митрофановича Волобуева (1924-2000) на Литературной Белгородчине

Пасха2008

Мы, русские, оторвались от своих корней



Вот что надо рассказывать мальчишкам:

Я родился и вырос в Чечне, точнее в станице Шелковской Шелковского района Чечено-Ингушской АССР. С раннего детства пришлось пересекаться с вайнахами. И уже тогда меня поразило, насколько они сильнее нас духом. В детском саду между русскими и вайнахскими детьми постоянно происходили драки, по итогам которых вызывали родителей. Причём с «русской» стороны всегда приходила мамочка, которая начинала выговаривать своему сыночку: «Ну что же ты, Васенька (Коленька, Петенька) дерёшься? Драться нельзя! Это нехорошо!». А с «вайнахской» стороны всегда приходил отец. Он давал сыну подзатыльник, и начинал на него орать: «Как ты, джяляб, посмел проиграть бой вонючему русскому — сыну алкоголика и проститутки?! Чтобы завтра же отлупил его так, чтобы он потом всегда от страха срался!».

Однажды меня после школы подкараулили вайнахи-старшеклассники. В драке я разбил одному из них голову водопроводной трубой. Остальные прекратили бой и утащили своего подранка. На следующий день в классе ко мне подошли незнакомые вайнахи и забили стрелку, объявив, что будем биться на ножах — насмерть. Я пришёл, а их там человек пятнадцать, и все — взрослые мужики. Думаю — всё, сейчас зарежут. Но они оценили, что я не испугался и пришёл один, поэтому выставили одного бойца. Мне дали нож, а чеченец вышел без оружия. Тогда я тоже свой бросил, и мы рубились голыми руками. По итогам этой драки я попал в больницу с переломами, но когда вышел — меня встретил отец того парня, которому я разбил трубой башку. Он мне сказал: «Я вижу, что ты воин, и не боишься смерти. Будь гостем в моём доме». После этого мы долго с ним беседовали. Он рассказывал мне про адаты (чеченские родовые обычаи), про воспитание, превращающее чеченских мальчиков в бойцов, про то, что мы, русские, оторвались от своих корней, перестали слушать своих стариков, спились, выродились в толпу трусливых баранов и перестали быть народом.

…Был страшный, жуткий бой, в котором из моего взвода в 19 человек в живых осталось шестеро. И когда чеченцы прорвались в расположение, и дело дошло до гранат, и мы поняли, что нам всем приходит конец — я увидел настоящих русских людей. Страха уже не было. Была какая-то весёлая злость, отрешённость от всего. В голове была одна мысль: «батя» просил не подвести». Раненые сами бинтовались, сами обкалывались промедолом и продолжали бой.
Затем мы с вайнахами сошлись в рукопашной. И они побежали. Это был переломный момент боя за Грозный. Это было противостояние двух характеров — кавказского и русского, и наш оказался твёрже. Именно в тот момент я понял, что мы это можем. Этот твёрдый стержень в нас есть, его нужно только очистить от налипшего дерьма. В рукопашной мы взяли пленных. Глядя на нас, они даже не скулили — они выли от ужаса. А потом нам зачитали радиоперехват — по радиосетям боевиков прошёл приказ Дудаева: «разведчиков из 8АК и спецназ ВДВ в плен не брать и не пытать, а сразу добивать и хоронить как воинов». Мы очень гордились этим приказом.

Я РОДИЛСЯ И ВЫРОС В ЧЕЧНЕ

За наводку спасибо tanya_mass

Пасха2008

Благотворительный аукцион детских рисунков в «Родине»



Дата, время и место проведения: Белгород, 13 декабря 2013 г., 16.00, Выставочный зал «Родина»

Организаторы: МБУК «Выставочный зал «Родина», БРО ВТОО «Союз художников России», Общественный совет при Управлении МВД по Белгородской области

На аукционе будут выставлены на продажу рисунки детей — пациентов травматологического отделения Областной детской клинической больницы. В сентябре 2013 года с детьми, пострадавшими в результате дорожно-транспортных происшествий и находящихся в Областной детской больнице, встречались белгородские художники – председатель Белгородской региональной организации «Союз художников России» Станислав Дымов и член СХР Наталья Плешкова, которая провела мастер-класс для ребят. Детские работы, созданные в процессе этого мастер-класса, и будут представлены на аукционе, средства от которого будут направлены на поддержку ребят из отделения травматологии. Среди приглашенных на благотворительный аукцион – члены Общественных советов Управления МВД по Белгородской области и Управления МВД по городу Белгороду. Организаторы также будут рады видеть на аукционе всех желающих.

Пасха2008

Поможем Сергею Григорьевичу Музыченко!



В одноимённой группе Вконтакте пишут:

Наш друг Сергей Григорьевич - преподаватель туризма кафедры географии ХНПУ им. Г. С. Сковороды, учитель истории и физкультуры, руководитель туристских походов - осужден на 7 лет и находится сейчас в исправительной колонии в очень тяжелом положении.

Сергей Григорьевич очень нуждается в помощи!

Просьба откликнуться друзей-туристов, бывших коллег, студентов и учеников, и просто неравнодушных к чужой беде людей.

Все, кому небезразлична судьба Сергея Григорьевича, могут ему помочь:

- передать витамины, чай, сахар, сигареты;
- собрать денег (поможет любая сумма);
- написать ему письмо и поддержать морально.

Адрес: Исправительная колония № 12 Управления государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний в Харьковской области, Харьков, ул. Лелюковская, 1

Лилия Гурьянова там же вспоминает о нём:

С Сергеем Григорьевичем я познакомилась лет 16 назад. В то лето он работал спасателем на пляже в Анапе .Был шторм. И человек, наверное 8, почему-то решили в этот шторм искупаться. 8 баллов, ночь, тягун. Смелые ребята стали тонуть. А Серега стал их спасать. Оно, конечно, было его обязанностью, но он спасал их не за долг, а за совесть. Вытаскивал и прицеплял к спасательному кругу, и плыл за следующим. Так человек 6 прицепил к кругу. Устал и решил слегка отдышаться, придерживаясь за этот самый круг на веревке. И тогда спасенные им начали отрывать его от круга и топить - потому, что места там (у круга) уже было очень мало. Еще двоих оставшихся он тоже вытащил. Одного, правда, уже мертвого... вынес на руках и сам свалился на пляже без сознания. Потом эти спасенные приходили на пляж, прощения просили, а Серега только смеялся...

Вот такая история. Насколько я понимаю, вы ходили с Серегой в походы. У вас были общие закаты и рассветы, и горы, и море, и песни у костра. Я точно знаю, случись что-нибудь (не дай Бог!) с любым из вас в тех походах, он, не задумываясь, за любого пошел бы на все, до конца. Я не знаю, кого и за что решил покалечить Серега. Знаю точно: он никогда не был агрессивным. Непростым - безусловно. Но, если он решился на такое, значит, его реально довели. И, как я понимаю, серьезных увечий он никому не нанес.Тем не менее, почти 2 года он отсидел в СИЗО. И теперь его осудили на 7 лет.Знаете, сколько ему будет, когда закончится срок? 60 лет! А еще точнее, уже и не важно, сколько будет. Скорее не будет. Он не проживет на зоне эти годы. Вы знаете, что у него уже был инфаркт и клиническая смерть?