Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Пасха2008

«Душевные встречи» № 16 август 2019




ГРУСТНЫЙ АВГУСТ

Кончается лето... Уезжают от бабушек внуки, собирается в стаи птичья молодежь, чтобы тоже вскоре улететь. Поэт Овадий Савич писал об этой поре:

Я старая птица и больше уже не пою,
Из красной листвы все смотрю я на стаю свою.
И в воздухе трепет и шелест лесов и морей,
Там учится стая подальше летать, побыстрей.

Огороды постепенно очищаются от урожая либо от излишней ботвы, в садах еще зеленеют поздние яблоки, а воздух уже становится все чище, прозрачнее и холоднее. Времена года меняются, никого не спрашивая, но в этом и есть глубокая мудрость природы — всему свое время!

Когда полетим, в треугольнике угол займу,
Один на себя встречный ветер в полете приму.
Вперед, задыхаясь, и первым я встречу беду,
И сердца не хватит, и камнем я вниз упаду.

Старые птицы всегда берут на себя промахи молодых — так было и так будет. Уже весной молодые птицы перестанут быть молодыми, им надо будет вить свои гнезда, искать свои пары, кормить своих птенцов, для которых они уже станут старыми птицами.

Но, когда молодые птенцы не забывают своих родителей и не предъявляют им претензий за не там или не так свитое гнездо, тогда и старая птица вспомнит свою любимую песню и споет так, как не пелось и в юности.

Дорогие наши читатели! Обычно август — грустный месяц, потому и разговор наш с грустинкой. Но не забывайте: скоро бабье лето, а это хорошее время для того, чтобы стряхнуть с себя житейские заботы и вспомнить песни своей молодости.

А я вспомнил, о чем хотел спросить. Вы уже выписали свою любимую газету?  Тогда до новых душевных встреч!

Ваш редактор Виталий Волобуев

«Душевные встречи» № 16 август 2019



№ 16 за прошлый год можно скачать в формате PDF

Адреса для подписки:

https://podpiska.pochta.ru/press/П2460

https://7udach.com/journal/dushevnye_vstrechi/

Группы:
«В контакте»
https://vk.com/club164671617
в «Одноклассниках» https://ok.ru/dlyachit

Пасха2008

Галина Слёзкина. Так будущее стало настоящим...


ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

НОВЫЙ ВЕК

Из журнала «Звонница» № 11 (2009)

НОВЫЙ ВЕК

Всё изменилось до неузнаванья,
Двадцатый век ушёл из мирозданья.
Ушла с ним наша музыка и книги,
Мы тащим жизнь, как тяжкие вериги.
Темнеет за окном пустое поле,
Коровье стадо не мычит уж боле.
Не слышно тракторов, не слышно птиц,
Как будто и природа пала ниц.
Но грезится весна и посевная,
И праздничный наряд для Первомая.
Весёлая пирушка меж друзьями,
И солнце над зелёными полями.
Да видно, знать пора: ничто не вечно,
Иных уж нет давно, а те далече.
Соседом стал мне пришлый человек,
А стариков забрал уж новый век.
Становится преданьем и забвеньем
Былая жизнь, былые поколенья.
И горько жить минувшим, уходящим...
Так будущее стало настоящим.


*  *  *  


И схлынула вода всемирного потопа,
И голубь с веткой в клюве возвестил,
Что близко уж земля, её леса и тропы…
И, может быть, Господь, нам все грехи простил.
Ах, если б время вспять!
Ах если б всё сначала,
Мы были бы добрее и мудрей.
И юность дерзкая тогда б нас не умчала
В такую даль от наших матерей.
Там, в дальних деревнях, прошли все сроки,
Бесследно старики уходят на погост.
И стал для них беспечным и жестоким
Тот поезд, что навек детей увёз…
Опаздываем мы, копя деньгу и силы,
Чтоб домой приехать, наконец.
Но нас встречает свежая могила,
А не седой, как лунь, старик-отец…
И схлынет маета вокзального потопа,
И тишиной село о скорби возвестит.
Падут нам под ноги кладбищенские тропы,
И, может быть, Господь нам все грехи простит.


*  *  *  

Я растеряла всех своих друзей,
Сижу одна в большом притихшем доме.
Проходит день в томительной тоске,
Всё вспоминаю близких и знакомых.
А за окном совсем другая жизнь,
Там даже внешне всё переменилось.
Там тоже тишь, как будто все ушли
Иль побежали вдруг: беда случилась!
Да, многие ушли, кто в мир иной,
А кто в погоне за деньгой столичной.
И даже праздник не шумит гульбой,
Нет больше встреч весёлых и привычных.
Но что же так?.. Иль постарела я,
Отстав от всех замужних и женатых?
А, может, жизнь часы перевела,
Всех разделив на бедных и богатых.
И кто-то копошится в бедноте,
Сводя беседу на больные темы.
Кого-то ступор держит в пустоте,
И нет ни человека, ни проблемы.
Мне страшно: вдруг мы сами разбрелись,
И, заблудившись, ищем хоть кого-то.
Заслышав лишь собачий злобный лай,
Стучимся в незнакомые ворота.


*  *  *  


Опять весна, опять садов цветенье,
И в зелени, в цветах луга, поля.
И снова светлый праздник Воскресения
Во всех пределах празднует земля.
Но всё ли так в природе человечьей?
Увы-увы, кратка её пора.
Лишь в юности казался праздник вечным,
Когда гульба шумела до утра.
Казалось: жизнь и радость бесконечны,
Пора весны тянулась без конца.
И целовались юные беспечно,
Боясь лишь только строгого отца.
Ах, как же быстро минуло то время!
Пора любви, пора счастливых грёз.
Жизнь незаметно стала только бременем,
Порой потерь и безутешных слёз.
Опять гульба и праздник Воскресения,
Он чью-то юность вновь благословит.
Но не коснётся нас весны цветенье,
Ох, как же быстро времечко летит!..
И в стороне усталые, седые,
Как сироты на пиршестве чужом,
Отцы иль матери, давно немолодые,
Вздыхают молча о своём былом.


ОТЦУ


Ты молодой, и улыбаешься
С квадратной мраморной плиты.
А птицы звонко заливаются,
Не зная горя и беды…
И обернулось всё порухою,
Нет ни уюта, ни тепла.
И стала мать совсем старухою,
Хотя красавицей была.
А я всё помню ночи длинные
И разговоры допоздна.
Жизнь, будто стая журавлиная,
Махнула в тёплые края.
Но помнишь, папа? Ты похваливал
Мои рассказы и статьи.
Да безобидно подзадоривал,
Что, мол, «слабо» писать стихи…
Твои соседи все уж вымерли,
Тишь над селом, лишь петухи…
И я с тоски да одиночества
Пишу нехитрые стихи.
Ушли навек солдаты старые,
Что воевали, как и ты,
Лишь на могилках запоздалые,
Как покаяние, — цветы.

Читать всю подборку на Литературной Белгородчине
Страница Галины Слёзкиной на ЛБ
Скачать номер журнала в PDF



Пасха2008

Игорь Чернухин. Живи и помни...



Это последняя прижизненная подборка Игоря Андреевича, поэтому воспринимается она как духовное завещание поэта.

ИГОРЬ ЧЕРНУХИН (1930-2017)

ЗЕМНОЕ ВРЕМЯ

Из «Роман-журнала XXI век» (2017)

ЗЕМЛЯ

Найдёт ли затменье на солнце,
Ударит ли гром среди дня —
Спокойной она остаётся
И радует этим меня.

Ничто ей ни беды, ни грозы,
Ни этот окальный закат,
Где помнят Батыя берёзы
И позднего рейха солдат.

Земля моя, сколько в ней силы
И доброго столько ума!
Всё меркнет пред светом России —
И зло, и кромешная тьма.


ЗЕМНОЕ ВРЕМЯ


Нетленна лишь природы красота
И постоянна... Остальное мнимо:
И власть, и страсть, и вечная тщета
Богатым стать, известным и любимым.

Всё это так...
Мы в этот мир пришли
На миг, на час, на небольшое время,
Но кто из нас не полюбил земли,
Не ощущает страх её потери?

Мы прикипели все к земным вещам.
Равно любимы и весна, и осень...
Как нам сказать в последний раз «Прощай!»
Цветам, деревьям, птицам и колосьям?

Как нам покинуть эту красоту
И душу отпустить к иным пределам
За горизонт, за чёрную черту,
Чтоб умереть при этом свете белом?

Но... дерево, взращённое тобой,
Но... в форточку отпущенная птица
Несут твой дух, свободу и любовь,
И красоту, что на земле родится.


СМОТРИ И ПОМНИ...

Слепой безгрешней зрячего любого,
Поскольку он не видит, что творит.
Но тот, кто видит небо голубое,
Тот видел в нём и грозовой зенит.

Когда грома гремят, как голос Бога,
И огнь, как взгляд, сжигает дерева,
И ты один, и к дому нет дороги
И под ногами в терниях трава.

Где всё кругом тебя предупреждает:
«Смотри и помни, ты на то и зряч:
Вот древо жизни, яблоко Адама,
Вот змий и Бог, Голгофа и палач...»

Шумит гроза над полем, над дорогой.
В колодцах мёртвая вода.
«Смотри и помни: от видений многих
И грех велик, и велика беда».

Слепой безгрешней зрячего любого.
Ты зряч ещё. Ты видишь, что творишь...
Прекрасны звёзды, небо голубое
И шар Земной, где ты в цветах стоишь.

Смотри, запоминай его отныне —
Туман в лесу и голос соловья,
И жар зари, и горький дух полыни,
И снег берёз, и песенку ручья.

Живи и помни,
В Питере ль, в Мадриде,
Что и с тебя однажды спросит Бог
За всё, что ты на этом свете видел,
Но позабыл и в сердце не сберёг.


Читать всю подборку на Литературной Белгородчине

Страница Игоря Чернухина на ЛБ

Страница номера журнала на ЛБ

Пасха2008

Александр Константинович Филатов. Дорога к Толстому



С сыном Сашей. 1979. Фото Юрия Марченкова

Продолжаю знакомить с творчеством поэта. Теперь на портале «Литературная Белгородчина» можно прочитать его прозу. Было её немного, к сожалению, всего три законченных вещи.

 ДОРОГА К ТОЛСТОМУ 

   «Казаки», дядя Ерошка... И как укол болючий: «Фальшь!» Откуда мне было знать, что означает это слово? Но оно вошло вместе с уколом: фальчь! фальчь! Будто — «горечь», будто — «жёлчь». Ощущение почти физическое: «У вас одна всё фальчь!» Поспрашивал. Говорят: «Фальшь — ложь! Фальшь — лицемерие...» Не поверил. Лгали мы друг другу напропалую: перевирали сюжеты «Тарзана» и «Тринадцати», занимали друг у друга полтинники и никогда не возвращали долга. И хоть бы душа заболела: клялся вернуть, а не возвращал. Лгал, но жил преспокойненько. А тут доходило до болезни, до физического ужаса: фальчь — это укол, это — хворостина на голую спину. Тогда-то я и придумал игру в эту самую фальчь. Простенькую, но ясную. Всё доброе и злое, кривое и ровное — через «фальчь — не фальчь».
     Слово перестало быть просто словом. Обронённое Толстым, дядей Ерошкой, не осмысленное до конца деревенским школьником, оно превратилось в первую буковку алфавита жизни.


ЧИБИСЫ

 Когда летят чибисы, у них крылья, как два пирожка. Овальные края и подгорелые будто. А к середине — светлые. С солнечной стороны отливают румянцем. Белые и небесные лучи, преломленные в бескрайних лужах, кипящих речках и глянце земли, тронутой утренним теплом, когда увлажняется всё, что ночью поникло от заморозка.
      Когда летят чибисы — не устоишь, чтобы голову вверх не запрокинуть. Ручей под ногами? Катушку с лопастями — считай мельничку — вращает? Ну и что? Пускай себе на здоровье...
      Зато как крикнет кто-то:
     — Эй, чибисы! Чибисы летят!
       И мир подменили будто, будто наизнанку вывернули. И в пространстве и во времени. Какое мне дело, что не у всех так? Конечно, иному не оторвать головы от всяких механизмов мелких — катушек, лопастей, колёсиков и прочего — не оторвать взгляда от крутящего, бегущего по земле. А мне какое до всего дело?
       Я — как мир наизнанку, эмпирик наоборот: опыт не трогает меня, не оживляет воспоминание, не пробуждает воображение. Мне важно, чтобы в душе узел завязался и к горлу ком подкатил. Иначе устаю и делаюсь грузным. Перо — обуза. И что уж там говорить о смене спирали в семейном утюге! В такие минуты моя старая бабушка говорила, бывало:
     — То-то из тебя лапти плести можно...


РЕСТАВРАТОРЫ

   Он подошел к двери колокольни и услышал, как Гришка говорил, что нечего с ним советоваться; сразу видно, что он хоть и художник, а лопух и лучше дяде Хведе взяться за договор, чтоб не проторговаться, на что Федя-старший отвечал, что он не против, но вот председатель поставил главным не его, а этого, хоть и лопуха, а всё-таки художника...
       Володя ничуть не обижался и на то, что лопух, и на то, что художник всё-таки... Он отпер дверь. Поманил рукой. И они вчетвером поднялись по каменной лестнице, пахнущей стариной и застоялым подвалом.
      Крыша галереи, соединяющая колокольню с основным зданием, была еще крепка и требовала мало ремонта — очистки да покраски; стены же церкви в верхнем ярусе особенно были изранены последней войной. Местами и теперь торчали ржавленные пули и осколки, кое-где обвалилась штукатурка, обнажая красный кирпич.
      — Так, говоришь, при Петре строили? — крикнул Федя-младший, сбрасывая сверху пятое или шестое птичье гнездо.
      Эхо глухо билось в нижнем проёме и повторяло вопрос.
      — По предположению, при Петре! — кричал Володя и прислушивался к голосу.


Другие мои посты об Александре Филатове.