Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

Пасха2008

Николай Мантров. Сквозь дым и огонь



День рождения писателя и драматурга Николая Мантрова. Разыскал ещё один его рассказ.


НИКОЛАЙ МАНТРОВ (1949-2004)

СКВОЗЬ ДЫМ И ОГОНЬ.
Рассказ
Из журнала «Звонница» № 4 (2003)


Родионов поднялся и привычным движением рук ощупал тело. Кажется, все на месте, не ранен, и только голова была словно налита свинцом: стоило качнуть ею вправо или влево, как все тело устремлялось за ней, непослушной. Родионов взялся за голову руками и стоял, покачиваясь из стороны в сторону, пытаясь вспомнить, что же произошло. Но как он ни старался, ему так и не удалось что-либо вспомнить: голова была чужая, и мысли в ней, а точнее обрывки мыслей, тоже были чужими.

Вдруг несколько пуль с противным визгом пролетели совсем рядом. Родионов встрепенулся. Этот привычный звук войны вернул его к жизни. Правда, он ничего так и не вспомнил, но все-таки сумел понять, что надо идти, бежать от этого раскаленного свинца, от этого леденящего душу свиста. Родионов поправил шинельную скатку, съехавшую на шею, и огляделся по сторонам. Бой шел за лесополосой, метрах в ста пятидесяти отсюда. Еще несколько пуль прилетело оттуда, и нельзя было понять — свои они или чужие. Родионов прислушался и с удовлетворением отметил, что уже может различать звуки. Вот протатакала пулеметная очередь, вот раздалось несколько винтовочных выстрелов, вот разорвалась граната, а вот все смешалось в кучу — пулеметные очереди, одиночные выстрелы, разрывы гранат. А вот опять противный свист близко летящей пули... Он еще раз поправил скатку, которая почему-то никак не хотела оставаться на привычном месте, и пошел в ту сторону, куда улетела шальная пуля. Сделал несколько шагов, и это было все, что ему удалось: голова кружилась, ноги не слушались, и, чтобы не упасть, он присел на небольшой бугорок. Однако, не успев еще как следует сесть, он вскочил: бугорок оказался человеком, наполовину засыпанным землей. Несколько секунд Родионов тупо смотрел на торчавшую из земли ногу, обутую в кирзовый сапог, потом вдруг упал на колени, разрыл мягкую податливую землю и перевернул лежащего на спину. На него глянуло страшное, четырехглазое лицо: две пули, ударив в лоб, проделали в нем новые глазницы, и если бы не пистолет, который, казалось, все еще сжимала рука лежащего, Родионов так и не узнал бы убитого.

— Лейтенант!.. — почти простонал он, и руки его бессильно опустились. Он оглянулся по сторонам. Вокруг лежали то ли убитые, то ли еще живые. Родионов переворачивал лежащих, хватал их за руки, щупал лица, но все было тщетно — нигде рука его не находила тепла. Он опустился на мягкую изрытую землю и беззвучно заплакал.


Читать весь рассказ на Литературной Белгородчине

Страница Николая Мантрова на ЛБ

Пасха2008

Галина Слёзкина. Страсти по упавшему забору



ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

СТРАСТИ ПО УПАВШЕМУ ЗАБОРУ

Рассказ Н. Мантрова «Забор»

Незатейливый бытовой сюжет под пером Николая Мантрова обретает глубокий философский смысл. Ворчливая жена в очередной раз начинает бранить «спокойного как двери» мужа. Казалось бы, скучнее и зауряднее ситуации не придумать. Но тем не менее… Ситуация весьма типичная, и даже, можно сказать, классическая. Идёт она ещё от Пушкина, от его «Сказки о рыбаке и рыбке», там ведь тоже, старуха всё бранится, ругает мужа… Вот ведь где они, корни и подлинной литературы, и национального русского характера. Как в девятнадцатом, так и в двадцатом веке незабвенной остаётся эта парочка — сварливая, вечно недовольная баба, лихо скачущая со своим амбициями прямо к разбитому корыту, и неказистый лопуховатый мужичок, таящий за своей лопуховатостью непреходящую житейскую мудрость, сознающий бренность и суетность всего того, что служит пищей ненасытному женскому тщеславию…

Отдавая должное автору, с его бесхитростным рассказом, надо сказать, что он, по меньшей мере, сам обладает этой «мужицкой» мудростью. А ещё — Мантров, как видно, неплохо знает русскую классическую литературу, сознательно или нет развивая лучшие её традиции. И хотя нет в его произведении ни золотой рыбки, ни разбитого корыта, в буквальном смысле, есть, однако, другой образ менее известный и символичный — забор. Ведь рассказ так и называется — «Забор». Проклятый этот забор падает: столбы подгнили. А жена мужа поедом ест: «Поправь забор, поправь забор». Ну чем не пушкинская старуха с дырявой посудиной! Однако, возникает и другая ассоциация — именно забор, чеховский забор из «Палаты № 6» как символ безвыходности в возникшей ситуации и бессмыслия, серости существования.

Но что конкретно имел в виду Мантров, сооружая этот, явно «чеховский», забор? По-моему, тут намёк, и весьма прозрачный — на обстановочку, на атмосферу в доме, где муж с женой с утра до ночи только и знают, что грызутся, как собаки. Да, верно подметил автор типичность данного положения: переводятся у нас дружные благополучные семьи, построенные на взаимопонимании и взаимоуважении. Всё не слава богу, то муж пьяница, то жена непутёвая, отсюда и «сцены» перед которыми любой сюжет из психушки бледнеет. А в народе так прямо и говорят: «Не семья у них — дурдом!» Такая вот, с позволения сказать, аллегория. А то, что Мантров изображает, ещё страшнее, это, когда ни пьянства, ни распутства; когда втихую или жена мужа ест, или наоборот, или кто кого, на выживание. Главное тут повод, а от него, как от искры пламя — скандал. В чём тут суть — вопрос, по-моему, столь же праздный, как «отчего в России пьют много?» Можно только предположить, что тот же быт наш людей заедает. Он, как любое тяжкое испытание, одних закаляет, а других ломает.


Читать всю статью на Литературной Белгородчине

Страница Галины Слёзкиной на ЛБ

Страница Николая Мантрова на ЛБ

Пасха2008

Николай Мантров. Где ты, мать Ариадны...


ГАЛИНА СЛЁЗКИНА

ГОРЯЧАЯ ИСПОВЕДЬ

Рассказ Н. Мантрова «Мать Ариадны»

У этого рассказа даже название необычное — «Мать Ариадны». Хотя с первых строчек всё становится понятным. Герой рассказа Олег Петрович даже от читателя или от самого себя таит имя любимой женщины. «Эх, мать Ариадны!.. Зачем ты пришла, мать Ариадны, зачем?» — это первые строчки рассказа, предвещающие нечто волнующее. Рассказчик заводит разговор с её маленькой дочкой, которую зовут Ариадна, ну а маму и зовут мамой. Впрочем, во всём этом таится свой смысл. Как видно, бедной женщине на роду написано быть только матерью. Матерью маленькой девочки с редким именем — Ариадна.

Как пишет она в своём прощальном письме: «Троим я в своей жизни говорила «Люблю», — все трое ушли, забыв навсегда». Такая вот судьба. Женщина словно обречена быть одинокой. Она только мать… Мать Ариадны.

Хотя весь ход сюжета, почти до самой развязки, выглядит анекдотично. Олег Петрович — молодой мужчина, от чьего имени ведётся рассказ, решил приударить за приглянувшейся ему молодой женщиной. А вскоре и жена у него в командировку едет. Вот уж точно анекдот. Только там обычно муж в командировке… Да и свидания описаны довольно прозаично, без особых восторгов. А уж окончание «интрижки» просто не выдерживает никакой критики. Придя к возлюбленной на свидание, которое не было запланировано, «герой-любовник» узнаёт, что ему уже нашли замену… По сути, даже читатель испытывает недоумение. И лишь прощальное письмо женщины к тому, кого она в последний раз в своей жизни любила, всё проясняет. «Не нужен ведь он мне был, кто приходил тогда, совсем не нужен. Назло всё тогда я сделала, тебе назло. Представила, как ты с женой встретишься, как в постель с ней ляжешь, а я одна… За это прости меня. А за то, что приходил ко мне и после, — спасибо»… Это письмо, оно словно обратная сторона внешне анекдотичной ситуации.

Однако, если не забегать вперёд и последовательно вчитываться в текст, открывается интересная, чисто мужская психология любви… Оказывается, как утверждает Олег Петрович: «Именно любовь к жёнам толкает нас на измену… Изменяют на всякий случай, боясь, что жена изменит ему первой».


Читать всю статью на Литературной Белгородчине

Страница Николая Мантрова на ЛБ

Страница Галины Слёзкиной на ЛБ

Пасха2008

Кирилл Анкудинов: Культу­ра – единственное оправдание чело­вечества



Интересное интервью kirillankudinov  опубликовала "Литературная Россия". Оно возникло из сетевой переписки Кирилла Анкудинова и Василия Ширяева:

– Кирилл, что такое «куль­тура»?

– Культура – импульс человече­ства к самосовер­шенствованию, не­прерывный про­цесс самосовер­шенствования че­ловечества, засты­вающий в «произ­ведениях культу­ры». А также сами «произведения культуры» (обыч­но слово «культу­ра» понимают только в этом зна­чении, что не впол­не верно). Культу­ра – единственное оправдание чело­вечества. Бог избирает лишь ту раковину, в которой есть жемчужи­на. Человечество – раковина, а культура – жемчужина.

– Что такое гностицизм и почему это плохо?

– Гностицизм – многочисленные гибриды Христианства и язы­чества, возникающие по периметру границы между Христианст­вом и «внешним миром». Сам по себе гностицизм – всё равно что грибы. Значительная часть грибов съедобна. Но некоторые виды грибов ядовиты. И есть виды грибов, которые смертельно ядовиты. Плох не гностицизм вообще, не гностицизм как таковой. Плох гностицизм манихейского извода, заставляющий человека ненавидеть тварный мир и Бога, сотворившего мир.

Хотя в последнее время мне всё чаще кажется, что эта га­дость исходит не от собственно гностицизма, а от персидско-авес­тийского базового субстрата – чрезвычайно гнилого, отравившего и исламскую Персию, и христианскую Византию. То есть грибы ядовиты не потому, что это бледные поганки, а потому что они вы­росли на авестийском трупе и впитали в себя трупный яд.

– Что такое оккультизм?

– Оккультизм – технологии в мистике. Оккультизм возможен и в христианстве. Исихазм св. Григория Паламы – православный ок­культизм. Был спор между византийскими мыслителями – Пала­мой и моим почти тёзкой Григорием Акиндином о том, божест­венны ли энергии Бога. Акиндин считал, что энергии Бога суть тво­рение, а не творец, и что обожествление энергий – уступка языче­ству. Палама ратовал за обожествление энергий и за поклоне­ние энергиям. В том споре Православная Церковь признала по­беду Паламы. Его канонизировали, а Акиндина объявили ерети­ком. К сожалению.

– Как скоро мы будем жить в едином мировом государст­ве, и какую степень антигуманизма это повлечёт за со­бой?

– Мы будем жить в едином мировом государстве сразу после глобальной военно-ядерной или экологической катастрофы (см. предыдущий пункт). Разумеется, такая жизнь будет проходить при крайне низкой степени гуманизма. Что проистекает не из единства государства, а из глобальной катастрофы и её последст­вий. Если же глобальной катастрофы не случится, единого миро­вого государства человечество дождётся не скоро. Но когда-ни­будь дождётся. Атрибуты «светлого будущего» – отсутствие госу­дарственных границ, единый язык (английский, скорее всего), со­циализм (не «советского», а «скандинавского» типа), экологизм, мягкий (полу)анархизм. Если человечество доживёт до «светлого будущего», конечно…